Загрузка...



ПРЕДИСЛОВИЕ

В качестве отклика на многочисленные письма, полученные от тех, кто прочитал мои первые две книги, следует отметить, что не все Толтеки одинаковы и далеко не каждый человек, вступающий на Путь Воина, является Толтеком. Впрочем, учитывая тот факт, что Толтеки невероятно долгое время были «одинокими птицами», совсем не удивительно, что мир в целом очень мало знаком — если вообще знаком — с нами и нашей деятельностью. В действительности, одни из тех немногих, кто слышал о нас, рано или поздно решали, что мы — просто миф, тогда как другие (в частности, те, кто узнал о нас из книг Карлоса Кастанеды) склонны считать нас магами. Неопровержимой истиной остается то, что Карлос Кастанеда, равно как и другие современные писатели, заявляющие о своей связи с содержанием книг Кастанеды, в действительности отражают традицию Толтеков в понятиях практической магии. И все же подлинные Толтеки отнюдь не потворствуют стремлению к магии, которое вызывает в наши дни такое любопытство. Толтеки являются людьми знания, и, несмотря на то что без познаний в магии наши знания были бы неполными, я обязан подчеркнуть, что магические практики представляют собой лишь крошечный фрагмент общей системы наших знаний. Более того, настоящие Толтеки понимают, что магия не ведет к свободе, но, напротив, обращает людей к продолжительному порабощению. Со времен гибели Атлантиды братство Толтеков оказалось разделенным на две основные группы: на тех, кто посвятил себя исключительно развитию и, следовательно, свободе человека, и тех, кто заинтересован только в эволюции осознания во имя собственных эгоистических целей. К первой группе относятся те из нас, кто двигается по Пути Свободы. Во вторую группу входят те члены братства, которые следуют тому, что называют Путем Великого Приключения. Представители обеих групп делятся на различные ранги, или уровни мастерства и опыта; для удобства эти категории перечислены в Приложении. Вообще говоря, существуют только два ранга тех, кто направился по Пути Великого Приключения, а именно — воины первого внимания и воины второго внимания. Коротко говоря, первое внимание представляет собой всю полноту потенциальных возможностей того, что можно назвать рациональной, или нормальной осознанностью, — это тот потенциал, который обычные люди еще даже не начали развивать. С другой стороны, второе внимание означает совершенно иррациональный уровень осознания, о котором обычные люди, фактически, не имеют даже смутного представления, не говоря уже о возможности его исследования. Это поистине бескрайняя сфера осознания, полностью превосходящая относительно узкие и достаточно ограниченные горизонты рационального ума человека. Именно второе внимание является сильной стороной тех наших братьев, которые идут по Пути Великого Приключения. На этом пути можно встретить все те пленительные аспекты традиции Толтеков, которые не ведут к свободе и которым присуще то, что лучше всего можно описать как проявления и пугающей и восхитительной магии и колдовства в том смысле, в каком их понимает большинство людей. Избравшие этот путь Толтеки развивали свои умения сугубо в рамках первого и второго вниманий, и их мастерство в этих сферах осознания называют первым кольцом силы и вторым кольцом силы соответственно. Однако очень немногие из тех, кого интересуют древние практики традиции Толтеков и кто теми или иными способами пытается воплотить эти учения на практике, задумываются над тем, что недостаточное знание неизменно оказывается опасным знанием. Это особенно справедливо в отношении магических практик. Воистину, малое число тех, кого привлекает стремление к этой форме знаний, когда-либо подвергали сомнению действенность этих практик, которые по самой своей природе заставляют практикующего передавать свою силу тому или иному человеку или существу. Могут ли подобные практики вести к свободе? И все же удивительно огромное число тех заблудших душ, которые упорно цепляются за такие совершенно устаревшие практики, как, например, сотрудничество с неорганическими существами или накопление энергии путем ритуалов и галлюциногенных веществ. Считая, что подобные практики повысят их силу или, точнее, сделают их сильнее своих собратьев. Такие практикующие совершенно не осознают, что ни первое, ни второе кольцо силы не является целью само по себе и представляет собой лишь необходимое средство, ведущее человека к раскрытию его потенциальных возможностей, а именно — третьего внимания — той формы осознания, которая превосходит второе и доступна только тем, кто прошел подготовку Пути Свободы. Пытаться описать третье внимание несколькими словами почти невозможно; достаточно будет сказать, что третье внимание представляет собой тот участок проявленной вселенной, тот уровень осознанности, где осознание проявленного и непроявленного сливается воедино и становится проявлением совершенно разумного сотрудничества. Это основной парадокс третьего внимания, но именно этот парадокс обеспечивает доступ к схеме устройства самой Вселенной и именуется третьим кольцом силы. Эта форма силы совершенно неизвестна тем, кто развивает только искусство магии. Тому, кто достигает третьего кольца силы, совсем не требуется прибегать ни к довольно мелочным магическим практикам, ни к тем пленяющим силам, которые встречаются на Пути Великого Приключения, поскольку такой человек в буквальном смысле слова оказывается на расстоянии вытянутой руки от окончательных ключей сотворения и уничтожения. Очевидно, что не может быть магии выше этой. Вследствие этого воину третьего внимания не нужно метать во врагов молнии или прибегать к помощи неорганических существ, так как ему достаточно воспользоваться лишь мыслью, нацеленной на скрытые тропы человеческого осознания. Именно по этой причине такой тип силы недоступен тем, кто еще не обрел всеобъемлющего видения, необходимого для того, чтобы не использовать подобную силу в личных интересах. Задача воинов третьего внимания заключается в том, чтобы использовать свою силу для разрушения тех форм, которые лишают свободы и силы. Эти воины должны обеспечить человечество всеми знаниями, необходимыми для того, чтобы каждый человек мог развиваться сам и одновременно развивать окружающих. Следует осознать, что все живое тесно и неразрывно взаимосвязано, а потому пребывает в постоянном взаимодействии и взаимозависимости. Таким образом, воины третьего внимания могут и хотят бросить вызов всему тому, что становится на пути какого-либо существа, способного заявить свои права на силу и последующую свободу. В связи с вышесказанным следует осознать, что, если вы, читатель, серьезно настроены на то, чтобы следовать по Пути Воина, вам совершенно необходимо уметь отличать Путь Свободы и Путь Великого Приключения. Часто задают вопрос о том, от чего именно нужно освобождаться. Придется еще раз повторить, что в рамках данного предисловия на этот вопрос очень нелегко ответить, так как понятие свободы поистине безгранично. Достаточно будет сказать, что следует добиваться свободы от огромного числа иллюзий, порожденных недостатком у человека знаний, от его социальной обусловленности и неведения в отношении собственной божественной природы. Лишь немногие люди осознали, что человек представляет собой не физическое существо, обреченное на существование в границах физического плана, а невероятно важное для всей Вселенной создание, наделенное и магией, и силой. По этой причине, направляя к свободе других, воины третьего внимания действуют в тесном сотрудничестве с осуществляющим руководство Нагвалем; вместе они подталкивают людей к осознанию их подлинных потенциальных возможностей, к их истинному наследию волшебных существ Вселенной. Я сам являюсь Толтеком третьего внимания, и мои официальные полномочия среди Толтеков представлены должностью, которую я периодически занимал в течение множества жизней (хотя и не всегда последовательных), — должностью Дракона-Волка. Если говорить кратко, то обязанности Дракона-Волка заключаются в том, чтобы привнести в мир умение различать, позволяющее свету трезвости озарить путь к развитию осознания. Таким образом, деятельность Дракона-Волка связана с отделением света от тьмы, возвышающего от подавляющего, существенного от бессодержательного, питательного от губительного — то есть в отделении всего того, что приносит свободу, от ведущего к оковам и порабощению; того, что дарует жизнь, — от разрушающего. Однако ни силу, ни мир, ни свободу невозможно предоставить или подарить. За все это необходимо сражаться, на них нужно заявить свои права. В результате Дракон-Волк становится тем существом, которое обучает людей, во-первых, тому, что именно удерживает их в оковах. Во-вторых, тому, что никто не может оказаться в ловушке без своего на то согласия. В-третьих, Дракон-Волк помогает понять, что люди способны заявить свои права на силу, сражаясь за свое освобождение. Таким образом, вслед за Драконом-Волком всегда тянется широкая полоса умения различать и борьбы, но она является одновременно и следом надежды и обновленной отваги, вызванной самоуважением. Причиной того, что в этой жизни я вновь занял пост Дракона-Волка, стала крайняя нужда показать человечеству те огромные возможности изменений и свободы, которые присущи обстоятельствам современного мира. В этом отношении следует осознать, что повсюду люди начинают приходить в отчаяние, так как их прежний, такой уютный и знакомый мир продолжает распадаться на части. Рост жестокости и преступности во всем мире, ненадежность экономического положения, разрушение этических норм, человеческих взаимоотношений в целом и отношений в семье, искажение правды в корыстных целях, грубое манипулирование осознанностью, к которому прибегают не только отдельные политики и средства массовой информации, но и самозваные целители, пророки и гадатели, — все это загоняет человечество в полный тупик и заставляет его тесно прижаться спиной к стене. В итоге, уже не зная, кому доверять и кого слушать, люди всего земного шара достигли достаточно отчаянного положения, чтобы начать сражаться за свою свободу. На самом деле, в современном мире существует огромное множество людей, горячо желающих развить свои психические мышцы и пылко стремящихся добиться успеха в этом мире, но при этом их сдерживают недостаточно ясное видение, отсутствие таких необходимых знаний о том, что является подлинной природой жизни и всего мира, неведение в отношении собственного волшебного наследия. Добавим ко всему этому истощающие ограничения социальной обусловленности. Совсем не удивительно, что в современном мире живет столько разочарованных людей — тех людей, которые с огромным удовольствием изменили бы свою жизнь и окружающий мир, если бы только знали, как это сделать, и не чувствовали себя такими беспомощными. Что касается Толтеков, то их дела идут просто великолепно, так как только в том случае, когда человека прижимают к стене, он может хотя бы на мгновение задуматься о том, что, быть может, существует и иной образ мышления, ощущения и действия. Лишь после этого человек способен получить эмоциональный заряд, достаточный, чтобы начать бороться за то, во что он верит и к чему стремится. В первую очередь, именно по этой причине Воины Свободы, именуемые Толтеками, вновь решили занять в мире то место, которое принадлежит им по праву. Более того, мы — те, кто преданы пути Свободы, — полностью, по-настоящему готовы воспользоваться стремлением человека к переменам, его глубоким желанием мира, его напряженными поисками благополучия и, прежде всего, его всевозрастающим желанием найти те знания, которые позволяют человеку заявить его право на силу, так как он — личность, имеющая право мыслить и действовать самостоятельно и во благо самому себе. Однако, чтобы достичь этого, человеку придется лицом к лицу столкнуться со своим прошлым и разрушить его; это включает в себя борьбу за освобождение от лишающих силы ограничений социальной обусловленности. Сегодня возникает множество досужих домыслов о конце света и грядущем приходе новой эпохи. С точки зрения Толтеков, перспектива окончания мира в том виде, в каком он существует сейчас, неизбежна хотя бы по той причине, что человек достиг совершеннолетия, и вместо непрерывного создания замков из песка и последующего разрушения их с детской несдержанностью ему придется принять на себя ответственность взрослого человека и начать играть по-настоящему важную роль в тех бескрайних событиях, которые связаны с эволюцией осознания. Ему придется принять на себя ответственность и за то, что по сути своей он является волшебным существом, обладающим силой созидания и уничтожения. Когда человек примет на себя ответственность за собственное наследие, мы действительно увидим рождение совершенно новой эпохи и совершенно нового мира — они не сойдут с небес, но возникнут на основе того, что человек с полной ответственностью начнет исполнять свою истинную роль во Вселенной. Таким образом, говоря о Воинах Свободы, следует осознавать, что, в отличие от тех наших братьев, которые следуют Пути Великого Приключения и посвящают себя магическим практикам, мы полностью отдаем себя свободе и намерены во всей полноте использовать этот период и текущую ситуацию в мире во благо всего живого. По этой причине наши дела целиком посвящены свободе, самосовершенствованию, самоуважению и благополучию всех личностей — и людей, и других созданий. Именно с этой целью я исполняю свою роль передачи человечеству наследия Толтеков.

Ваш Вождь из Вашингтона извещает, что некто купил нашу землю. Ваш Вождь посылает нам весть дружбы и доброй воли.

Он очень добр, ибо мы знаем, что наша дружба — только малая плата за его расположение. Однако мы обдумаем ваше предложение, ибо понимаем, что, если не продадим землю, бледнолицый придет с ружьями и отберет ее силой.

Как вы сможете купить небо или тепло земли? Эта мысль нам непонятна. Если мы не распоряжаемся свежестью воздуха и всплесками воды, то как вы можете купить их у нас?

Для моего народа каждая пядь этой земли священна. Каждая сверкающая сосновая шишка, каждый песчаный берег, каждый клочок тумана в темном лесу, Каждая поляна и каждая мошка — все они святы для памяти и чувств моего народа. Сок, текущий в стволах деревьев, несет в себе память краснокожих.

Вступив на путь среди звезд, усопшие бледнолицые забывают страну своего рождения. Наши усопшие никогда не забывают этой прекрасной земли, ибо она — мать краснокожих. Мы — часть этой земли, и она — часть нас самих. Душистые цветы — наши сестры, олень, конь, большой орел — наши братья, Горные вершины, сочные луга, теплое тело мустанга и человек — все они одна семья.

Когда Bеликий Вождь из Вашингтона говорит, что хочет купить у нас землю, он требует от нас слишком многого. Bеликий Вождь извещает, что он оставит нам место, чтобы мы жили в удобстве. Он станет нам отцом, а мы станем его детьми. Но все не так просто, ибо для нас эта земля — священна.

Эта сверкающая вода, текущая в ручьях и реках, — не просто вода, a кровь наших предков. Если мы продадим вам землю, вы должны помнить, что она священна, вы должны учить своих детей тому, что она священна, и любой призрачный oтблеск чистых водах озер повествует о делах жизни и памяти моего народе. Журчание воды — это голос отца моего отца. Реки — наши братья, они утоляют нашу жажду. Реки переносят наши каноэ и кормят наших детей. Если мы продадим вам землю, вы должны помнить и учить своих детей тому, что реки — наши братья и ваши братья; и впредь вы должны относиться к рекам с той же добротой, с какой относитесь к своему брату.

Краснокожий всегда отступал перед идущим вперед бледнолицым, как горный туман отступает перед утренним солнцем. Но прах наших отцов свят. Их могилы — священные места, и потому эти холмы, деревья и участки земли стали для нас святыми. Мы знаем, что бледнолицый не понимает наших мыслей. Для него один участок земли ничем не отличается от другого, ибо он — чужак, который приходит ночью и берет от земли все, что захочет. Для него земля не брат, а враг, и он идет вперед, покоряя ее. Он оставляет могилы отцов позади, но это его не заботит. Он похищает землю у своих детей, но это его не заботит. Он забывает о могилах отцов и о правах своих детей. Он относится к своей матери-земле и к своему брату-небу как к вещам, которые можно купить, ограбить и продать, как овцу или яркие бусы. Его жадность пожирает землю и оставляет позади пустыню.

Я не понимаю… Наши мысли отличны от ваших мыслей. Зрелище ваших городов — боль для взора краснокожего. Возможно, так происходит потому, что краснокожие — дикари, и они многого не понимают. В городах бледнолицего нет тишины. В них нет такого места, где можно послушать, как весной распускаются почки, как шелестят крылья насекомых. Возможно, я просто дикарь и многого не понимаю. Мне кажется что шум только оскорбляет слух. Разве это жизнь, если человек не моет расслышать одинокий крик блуждающего огонька или ночной спор лягушек у пруда? Я — краснокожий, я многого не понимаю, индейцы предпочитают мягкое звучание ветра над водами пруда, запах этого ветра, омытого полуденным дождем и пропитанного ароматом сосновой смолы.

Для краснокожего воздух — сокровище, ибо одним дышит все Живое; и зверь, и дерево, и человек дышат одним дыханием. Бледнолицый не замечает воздуха, которым дышит. Он не ощущает зловония, как человек, который умирает уже много дней. Но если мы продадим вам свою землю, вы должны помнить, что для нас воздух — сокровище, что воздух делится своим духом со всем Живым. Тот ветер, который вдохнул дыхание в наших дедов, принимает их последний вздох. И этому ветру предстоит наполнить духом жизни наших детей. Если мы продадим вам свою землю, вы должны держаться в стороне от нее и относиться к ней как к священной, как к тому месту, куда даже бледнолицый сможет прийти, чтобы ощутить вкус ветра, с запахом луговых цветов,

Мы обдумаем ваше предложение купить нашу землю, Если мы решим принять его, я поставлю одно условие; бледнолицый должен относиться к животным этой земли как к своим братьям, Я — дикарь, я не могу думать иначе. Я видел тысячи мертвых бизонов в прериях — их оставил бледнолицый, стрелявший из проходящего мимо поезда. Я — дикарь, и я не могу понять, как дымящийся железный конь может быть важнее бизона, которого мы убиваем, можно оказаться на краю гибели. Что будет с человеком, если не станет зверей? Если все звери погибнут, люди умрут от полного одиночества духа. Что бы ни случалось с животными, это случается и с человеком. Все взаимосвязано.

Вы должны учить своих детей тому, что земля у их ног — прах наших предков. Тогда они будут почитать эту землю и рассказывать своим детям, что в земле кроются жизни нашего рода, учите своих детей тому, чему учим своих детей мы, а мы говорим им, что земля — наша мать. Что бы ни случалось с землей, это случается и с ее детьми. Когда человек плюет на землю, он плюет в самого себя.

Вот что мы знаем; не земля принадлежит человеку, а человек принадлежит земле. Вот что мы знаем; все в мире взаимосвязано, как кровь, которая объединяет целый род. Все взаимосвязано. Что бы ми случалось с землей, это случается и с ее детьми. Не человек плетет паутину жизни — он лишь одна нить в ней. Если он делает что-то с паутиной, то делает это и с самим собой.

И все же мы обдумаем ваше предложение уйти в ту резервацию, которую вы приготовили для моего народа. Мы будем жить в стороне от вас, мы будем жить спокойно. Не так уж важно, где мы проведем остаток своих дней. Наши дети уже видели своих отцов униженными поражением. Наши воины уже ощутили стыд. После поражения их жизнь обернулась праздностью, и они губят свои тела сладкой пищей и крепкими напитками. Не так уж важно, где мы проведем остаток своих дней. Их осталось не так уж много. Лишь несколько часов, всего несколько зим, и не останется ни одного сына великих племен, которые когда-то так любили эту землю и которые сейчас скитаются малыми группами в лесах. Никто не сможет оплакивать тот народ, который когда-то был столь же могуч и полон сил, как ваш. Зачем же мне оплакивать смерть своего народа? Племя — это всего лишь люди, ничего больше. Люди приходят и уходят, как морские волны.

Даже бледнолицый, чей Бог идет рядом и говорит с ним, как друг, не может избегать всеобщей судьбы. В конце концов, быть может, мы еще станем братьями — посмотрим. Но мы знаем нечто такое, что бледнолицему еще предстоит когда нибудь узнать; у нас с вами один Бог. Сейчас вы считаете, что владеете своим Богом точно так же, как хотите овладеть нашей землей, но это не так. Он — Бог всех людей и равно сострадает и краснокожим, и бледнолицым. Для него эта земля — сокровище, и причинять вред этой земле означает поднимать руку на ее Творца. Бледнолицые тоже уйдут, хотя, быть может, позже, чем остальные племена, Продолжайте пачкать свое ложе, и однажды ночью вы задохнетесь в собственных отбросах. Но в своей гибели вы будете ярко пылать, объятые пламенем Бога, который привел вас на эти земли и по некой особой причине наделил вас господством над этой землей и над краснокожими.

Для нас такая судьба — загадка, ибо мы не понимаем, зачем нужно убивать бизонов, зачем приручать диких лошадей, зачем нарушать таинственные думы леса тяжелым запахом толпы людей, зачем пятнать склоны холмов говорящими проводами.

Где заросли? Их нет. Где орел? Его нет. Почему нужно прощаться с быстрыми пони и охотой7 Это конец жизни и начало выживания.

Мы обдумаем ваше предложение купить нашу землю. Если мы согласимся, то будем в безопасности в обещанной вами резервации. Там мы сможем прожить короткий остаток своих дней так, как захочется нам. Когда с этой земли исчезнет последний краснокожий, а памятью о нем будет только тень облака, парящего над прерией, в этих берегах и лесах по-прежнему сохранится дух моего народа, ибо он любит эту землю, как новорожденный любит сердцебиение матери. Если мы продадим вам эту землю, любите ее так, как любили ее мы. Заботьтесь о ней так, как заботились о ней мы. Сохраните в своей памяти вид этой земли, какой она была, когда вы забрали ее. И всеми своими силами, всеми своими мыслями, всем своим сердцем сберегите ее для своих детей — и любите се так, как Бог любит всех нас.

Мы знаем одно; у нас с вами один Бог. Для Него эта земля — сокровище. Даже бледнолицему не избежать всеобщей судьбы, В конце концов, мы еще можем стать братьями. Посмотрим…

Такую речь произнес в 1854 году индейский вождь Сиэттл. Это отнюдь не попытка предотвратить неизбежное, так как Сиэттл прекрасно понимал, что уже ничего не изменишь. Вместо этого Сиэттл превратил свое выступление в горькое предупреждение об опасности человеческого неведения и его полном неуважении ко всему, что выходит за рамки эгоцентрической алчности.

Впрочем, глубинным мотивом того, что я процитировал эту речь, было не только желание привлечь внимание читателя к ненасытной человеческой жадности, но и стремление показать, что там, где царит подлинное понимание взаимозависимости всего живого, не может возникать никаких обвинений — по той простой причине, что в действительности в нашем мире не бывает ни победителей, ни побежденных. В своем выступлении Сиэттл выразил эту мысль очень ясно, поскольку понимал и обучался взаимоотношениям всего живого. Он не оправдывает действий завоевателей и, несмотря на то что не может их понять, не занимает непримиримой и самодовольной позиции обвинения белых американцев. Вместо этого он настойчиво подчеркивает тот факт, что существует только одна жизнь и только одна истина, а единственной причиной разделенности и различий становится неведение. Таким образом, Сиэттл не проклинает белых американцев, но открыто высказывает свое мнение и представления своего народа, тем самым очевидно давая понять белым американцам, что они ошибаются в своих поступках, так как не принимают во внимание взаимосвязанность всего живого.

Сиэттл понимал, что он и его народ — не жертвы, пусть даже судьба распорядилась их жизнью совсем не так, как хотелось бы. Своим подходом он показывает дух безупречного воина — ему было бы очень легко оказаться в ловушке представлений о том, что краснокожих сделали жертвой, но он предпочитает признать, что его народ действительно проиграл битву и, по правилам охоты, победитель получает все. Сиэттл с совершенной безупречностью смиряется с испытанием судьбы и не теряет достоинства и изящества истинного воина, верящего в неуязвимость своего духа. Он сожалеет лишь о том, что некоторым его воинам, судя по всему, не присуще подобное чувство собственного достоинства, и потому они позволили себе предаться стыду и жалости к себе. Кроме того, речь Сиэттла дает понять, что он не считает белых людей победителями, так как понимает, что их неверные действия уже начали подрывать эти временные успехи. Он вновь подчеркивает важность поведения, поскольку никто, кроме слепых фанатиков, не станет отрицать, что все мы и мир, в котором мы живем, являемся результатами наших действий. Если мы терпим поражения, то лишь потому, что сами делаем себя жертвами своих действий — физических, эмоциональных и мысленных. В этом отношении следует понять, что Сиэттл и его народ просто проиграли одно сражение, но в этой битве белые американцы пали жертвами ощущения собственного превосходства, жадности, неуважения к жизни; несмотря на то, что Сиэттлу и его племени пришлось расстаться со всем, что было им дорого, белые люди до сих пор продолжают расплачиваться за то, что стали так называемыми «победителями», и настоящей жертвой в тот день оказались не краснокожие, а бледнолицые.

НИЧТО ВО ВСЕЛЕННОЙ НЕ ДАЕТСЯ ДАРОМ. ВСЕ ИМЕЕТ СВОЮ ЦЕНУ.

Свою цену имеет и поражение в битве, и победа в ней. По этой причине довольно смешно считать себя жертвой, если в действительности просто приходится платить за поражение в сражении. Как уже было сказано, для настоящего воина — для того, кто признает и изучает взаимосвязанность всего живого, — принцип деления на победителей и побежденных не имеет никакого смысла. Единственно важным для воина является то, насколько безупречно он действует. Воина заботит только это, и только это является его сражением.

Воин рассматривает любую схватку как битву за безупречность. Если ему неизменно удается сохранять безупречность, он просто не способен потерпеть поражение, даже если проигрывает некоторые из своих сражений. По этой причине воин не может считать себя жертвой угнетателей, так как прекрасно понимает, что может стать подобной жертвой лишь в том случае, если предпочтет думать и действовать так, словно действия его собратьев могут обладать властью над ним и превратить его в жертву. Однако индульгирование в таких представлениях и действиях совершенно неприемлемо для воина. Вместо этого воин предпочитает рассматривать действия своих собратьев как богатый источник возможностей развития своей безупречности.

Это невероятно важный принцип, и его полное понимание совершенно необходимо для того, чтобы читатель смог извлечь настоящую пользу из всего дальнейшего изложения. На протяжении долгих столетий огромному числу людей и целым народам действительно приходилось испытать на себе жестокость других людей, и все же пример Сиэттла и его племени показывает, что у человека всегда есть выбор возможного отношения к подобным ситуациям. Можно сосредоточиться на мыслях о себе как о жертве, но, с другой стороны, основное внимание можно уделять безупречности воинского духа. Однако человек не может следовать Пути Воина, если упорно продолжает считать себя жертвой или верить в собственную беспомощность перед лицом неравных сил противника. Все жизненные испытания возникают для того, чтобы человек смог постичь подлинное значение бесценного дара жизни и принять на себя ту огромную ответственность, которую приносит такое знание. Это остается справедливым независимо от того, к «побежденным» или к «победителям» относит себя человек. Таким образом, если он хочет достичь безупречности духа воина, он не может позволить себе воспринимать жизненные обстоятельства поверхностно — ему необходимо отыскивать те дары силы, которые несут в себе эти обстоятельства.

Судя по всему, сегодня, через сто сорок лет после трогательной речи Сиэттла, произошло не так уж много изменений — во всяком случае, на первый взгляд. Человек по-прежнему остается эгоцентричным, а его жадность — такой же ненасытной, как и прежде. Подгоняемый этой алчностью, человек продолжает опустошать природные богатства нашей планеты и эксплуатировать своих собратьев и другие создания, совершенно не задумываясь о возможных последствиях. Эти последствия уже давно проявились, и сейчас они не просто стремительно накапливаются, но и пугающе приближаются к критической точке. Когда эта точка будет достигнута, эти последствия принесут человеку совершенно определенные бедствия, ибо, как предупреждал Сиэттл, «продолжайте пачкать свое ложе, и однажды ночью вы задохнетесь в собственных отбросах».

Нет никакой возможности нарушить тонкое равновесие всего живого и избежать при этом ужасных последствий. Каждый Толтек хорошо усвоил это еще во времена Атлантиды. В те незапамятные эпохи атланты нарушили равновесие природы до такой степени, что в конце концов Атлантида была уничтожена естественным катаклизмом. В наши дни современный человек с такой силой разрушает равновесие жизни, что надвигаются невероятные и необратимые катастрофы во взаимоотношениях всего живого. Поистине, человек описал полный круг, и теперь то, что было начато во времена Атлантиды, с неизбежностью придет к своему завершению. Впрочем, несмотря на буквальный смысл этих заявлений, я вовсе не являюсь пророком конца света. Напротив, я рассматриваю современный период как преддверие самого захватывающего испытания, с которым когда-либо сталкивалось человечество. Если бы люди не направились по этому скорбному пути самоуничтожения, если бы сами не загнали себя в такой глухой и не оставляющий выбора угол, перед ними не возникли бы те поразительные возможности, какие появляются сегодня.

Природа человека такова, что он никогда не меняет своего образа мышления до тех пор, пока не возникает угроза самой его жизни. Эта общечеловеческая черта представляет собой одно из следствий настоятельно необходимого развития рационального ума — развития, которое привело человека к постепенному осознанию своих богоподобных потенциальных способностей к созиданию и разрушению и последовавшему соблазну испробовать и то, и другое. С другой стороны, следует понять, что с этим ничего нельзя поделать; в попытках научиться ходить маленький ребенок много раз падает и ушибается — точно так же и человечеству необходимо было пройти сквозь множество прискорбных событий, которые достигли своей вершины в текущем состоянии нашего мира. Такую цену пришлось заплатить за то, чтобы человек научился мыслить самостоятельно и решительно взялся за развитие своих потенциальных возможностей. Таким образом, эта изуродованная планета, опустошение ее природных богатств, жестокое истребление животных, бесчеловечное отношение человека к своим собратьям и разрушения, причиненные двумя мировыми войнами, представляют собой последствия движения человечества по пути эволюции.

Хотя Хранители Расы владеют достаточной силой и вполне могли бы предотвратить подобные жестокие поступки. Они предпочитают не вмешиваться, отойти в сторону и позволить юному человечеству расти самостоятельно. Толтеки всегда знали, что, хотя никто из нас, включая самих Хранителей Расы, не вправе оценивать действия людей, мы должны смириться с пониманием того, что это единственный жизнеспособный путь развития человечества. Несмотря на то что любой Толтек прекрасно отдает себе отчет в устрашающих последствиях такого решения, принятого Хранителями Расы, нам известно и то, что последствия иных решений оказались бы еще более катастрофическими. Это был в буквальном смысле слова тот случай, когда приходится выбирать из двух бед, но, опираясь на свой личный опыт, мы никогда не сомневались в мудрости принятого Хранителями решения.

Нужно понять, что эволюция осознания достигла того уровня, когда человек начинает учиться думать самостоятельно и в результате раскрывать свои подлинные потенциальные возможности. Когда это случилось, эволюция осознания начала двигаться быстрее, чем можно было ожидать, и Хранители Расы и Толтеки неожиданно столкнулись с теми испытаниями, которые были вызваны совершеннолетием человечества. Самым важным из них стал вопрос о том, как лучше всего подготовить человека к вступлению в права владения его поразительным наследием, когда настанет подходящее время. Естественно, для того чтобы вступить в эти права наследования, человечество должно принять на себя огромную ответственность за свою врожденную способность созидать и разрушать, которая является сущностью его инстинктивной природы. Полностью осознавая этот факт, Хранители поняли, что в действительности у Них не было иного выбора, кроме того пути, по которому Они решили пойти.

Какими бы ужасными ни были последствия Их решения, следует понять, что даже Хранители Расы не в силах изменить инстинктивную природу человека. Но даже если бы это было в Их власти. Они вряд ли сочли бы допустимым такое невежественное вмешательство, такое грубое нарушение человеческих прав, так как все Они без исключения преданы Пути Свободы. Все, что смогли сделать Хранители, столкнувшись с неизбежным исходом эволюции человека, — принять решение отступить в сторону и позволить эволюции развиваться естественным путем.

Сейчас, наблюдая за эволюцией осознания в целом, очень легко понять мудрость принятого Хранителями решения. В сложившейся мировой ситуации люди всего мира начинают подвергать сомнениям все то, что они прежде принимали за чистую монету, без каких-либо раздумий. Обычные люди медленно, но верно пробуждаются и осознают тот факт, что всю свою жизнь человек пытается избежать ответственности и всегда был доволен тем, что вручал свою силу какому-нибудь «Большому Брату», собственные интересы которого явно не совпадали с потребностями людей. Коррупция стала настолько распространенной во всех сферах человеческой деятельности, что люди уже считают ее нормальным явлением. Существующие в мире политические системы пользуются дурной славой из-за грубых злоупотреблений властью и не принадлежащих политикам денежных средств. Из-за своего чрезмерно раздутого чувства собственной важности и ощущения высшей власти правовые системы уже давно утратили все здравые соображения о подлинной справедливости. Деятели образования больше заботятся о репутации школ и учителей, чем о подлинном просвещении и благополучии учащихся. Религиозные деятели также в ответе за распространение тех толкований и философий, которые, судя по всему, предполагают, что все люди рождаются умственно неполноценными. Даже в научных и медицинских учреждениях существует слишком много «специалистов», позволяющих своему тщеславию возобладать над профессиональным долгом.

В таких обстоятельствах обычные люди начинают понимать, что «Большой Брат» — скорее угнетатель, чем защитник. Однако что с этим можно поделать? В действительности, ответ на этот вопрос очень прост и прямолинеен. Мы как личности, а также тот мир, в котором мы живем, — порождения наших действий, и если нас превращают в жертвы, то это происходит только потому, что мы делаем себя жертвами собственных поступков. По этой причине, если нам не нравится то, что происходит, мы должны изменить свои действия, и любой человек с легкостью способен это сделать.

Важно понимать, что, хотя отдельная личность, вообще говоря, выглядит слишком беспомощной, чтобы изменить государственную или, скажем, правовую систему целой страны, даже один человек обладает невообразимым могуществом. Единственное, что делает личность беспомощной, — это ее убежденность в этой беспомощности. Люди не способны что-либо изменить лишь потому, что упорно верят в то, что не смогут одолеть систему, которая на самом деле представляет собой проявление их поступков. В результате обычный человек самым жалким образом погружается в безразличие и при этом придает еще большую силу своим угнетателям. Если бы каждый человек перестал верить в то, что он беспомощен, и вместо этого принял на себя ответственность за свою жизнь, вновь заявив свои права на силу, то ситуация в современном мире могла бы измениться чуть ли не за один день.

Чтобы прояснить эту мысль, воспользуемся аналогией: сравним силу личности с пламенем свечи. Очень легко говорить, что пламя одной свечи выглядит жалким в сравнении, скажем, с могуществом целой правовой системы страны, но если все люди мира, которые чувствуют, что подобные правовые системы несправедливы, объединятся, то общая сумма силы миллионов свечей станет поистине астрономической. Однако, как известно, люди никогда не объединяются в таких масштабах, и потому косвенно продолжают поддерживать все то, что приносит им столько горя. Почему все происходит именно так? Лишь потому, что человек думает, чувствует и действует, исходя из соображений отделенности, а там, где царит разобщенность, не может быть ни единства, ни объединения. Таким образом, мы еще раз убедились в том, что именно личные поступки человека делают его таким беспомощным и беззащитным.

Эта мысль имеет множество следствий — особенно сейчас, когда человечество в целом достигло совершеннолетия, так как современный человек уже способен мыслить самостоятельно. Разумеется, за это следует благодарить развитие рационального ума. Однако теперь, когда люди обладают такой способностью, Разделяющее свойство разума необходимо превратить в умение Различать. Следует, впрочем, понимать, что подлинное умение различать не имеет ничего общего с несправедливыми действиями, основанными на расовых или каких-либо других предубеждениях, с которыми связано это понятие; напротив, это умение означает способность человека ясно различать ценности. То, что до сих пор называли проведением различий, означало в действительности последствия предвзятой разделенности.

Преобразование разделенности в умение различать является жизненно необходимым для того, чтобы человечество научилось справляться с теми испытаниями, которые связаны с его вступлением в права наследования. Если человек не научится мудро различать, то есть отсеивать подлинное от нереального, истину от лжи, придающее силы от угнетающего, его наследие, без сомнения, окажется в руках «Большого Брата». Если же это случится, мир станет свидетелем доселе невиданного злоупотребления силой и угнетения, так как учения Толтеков представляют собой поистине бескрайнюю и могущественную систему, которая, как и все иное, может быть чудовищно искажена и использована в дурных целях. Если теперь, когда эти учения начинают открываться, люди будут продолжать потакать своему безразличию и ощущению собственной беспомощности, принадлежащее им по праву наследие будет, как оружие, использовано против них самих теми самыми организациями, которые, как предполагалось, должны оберегать человека.

Кстати, читателю не следует убаюкивать себя ощущением ложной безопасности и думать, что важнейшие общественные институты отмахнутся от учений Толтеков, сочтя их духовными трюками. Напротив, умудренный опытом читатель быстро сообразит, что такие организации состоят из отдельных людей — людей, имеющих не только свою систему убеждений, но и личные амбиции и скрытые замыслы; для таких людей их организации являются лишь средством достижения своих целей. Не следует забывать и о том, что многие ортодоксальные учреждения в прошлом открыто отрицали свой интерес к какой-либо области, но позже признавали, что такие опровержения были попыткой скрыть особые задания или эксперименты в данной области.

Поскольку это вполне по силам Толтекам, они постараются удостовериться в том, чтобы наследие человека не оказалось в дурных руках и навсегда осталось тем, что по божественному праву рождения принадлежит всем людям. Этого можно отчасти достичь способом передачи учений, но и у возможностей Толтеков есть свои пределы. Они не могут нести ответственность за

равнодушие людей. Если сами люди не начнут верить в себя, не захотят подняться на ноги и стать воинами, мы не сможем ничего сделать, так как личность невозможно заставить заявить свои права на силу. В этом отношении многое из того, что можно сделать, уже было достигнуто самим человечеством после того, как Хранители Расы приняли важнейшее решение отступить в тень И позволить человеку расти самостоятельно; этот процесс ускорил развитие ситуации в мире, которая сейчас подобна нависшему над головой дамоклову мечу.

Все готово к действию, и теперь необходимо только одно: люди всего мира должны достичь достаточной степени отчаяния, чтобы начать верить в то, что они способны заявить свои права на силу, — и сделать это. Если человек сможет смело встретить это испытание, политические, религиозные и расовые преграды сразу же рухнут, так как повсюду люди объединятся в духе подлинной демократии, чтобы заявить: «Довольно! Мы хотим вернуть себе силу и самостоятельно определять то, каким станут новый мир и новая жизнь». Это тот перекресток, о котором говорилось в книге «Возвращение Воинов», — открывающаяся перед каждым человеком поистине захватывающая возможность заявить свои права на силу, свободу и на то, что принадлежит ему по божественному праву рождения.

И Хранители Расы, и мы, Толтеки, твердо верим в то, что обычные люди уже готовы принять свое наследие и заявить свои права на силу. Это тот миг, о котором, сколько себя помнят, мечтали и молились, ради которого трудились Воины Свободы и Хранители. Это час силы человечества, это Крик Орла — мимолетный миг шанса, упустить который человек просто не может себе позволить.

Толтеки готовы сыграть свою роль и предоставить любую помощь, которая в их силах, но я должен задать читателю ряд вопросов. Готовы ли вы принять то, что мы предлагаем, и воспользоваться этим? Готовы ли вы отказаться от жизни в оковах и добиться свободы? Хотите ли вы обменять беспомощность на силу? Хотите ли стать победителем, а не побежденным? Желаете ли расстаться со своей скучной и обыденной жизнью ради яркого путешествия надежды? Хотите ли подняться и стать той силой, с какой следует считаться, вместо того, чтобы оставаться неприметной частью толпы? Хотите ли жить, а не просто существовать? Готовы ли вы принять на себя ответственность за свою Жизнь или предпочитаете, чтобы ваша сила оставалась в чужих руках? Готовы ли вы поверить в себя? Хотите ли вы как личность поверить в то, что сила является вашей от рождения? И, прежде всего, хотите ли вы изменить свои поступки, выйти за рамки разделенности и взяться за руки с теми, кто мечтает о свободе для каждого?

Если вы считаете, что имеете все, необходимое для успеха, поднимайтесь и становитесь рядом. Перестаньте потворствовать ощущениям беспомощности и безволия. Каким бы незначительным и слабым ни был человек, каждый может что-нибудь сделать, и я могу заверить вас, что в наше время крайней нужды огромную важность имеют самые малые свершения. Для преодоления того испытания, с которым столкнулось человечество, потребуется каждый человек независимо от его способностей и дарований, — именно потому эта возможность является совершенно беспримерной. Таким образом, пределом является не небо, а только вера человека в самого себя.

Мы отнюдь не призываем вас начать борьбу с государством или взять в руки оружие — мы предлагаем бороться с социальной обусловленностью и вооружиться трезвостью, смелостью и духом воина. Нужна не новая мировая война, а мировая революция — революция в образе мышления человека и его системе убеждений. Не нужно низвергать правительства; люди всего мира просто должны потребовать назад свою силу и больше не вверять ее нечистоплотным типам, занятым исключительно личными амбициями и пользующимся для этого понятием демократии. Дело не в том, чтобы уничтожить правовую систему, так как в этом случае человечество охватит невиданная прежде анархия; на самом деле люди просто должны подвергнуть сомнению те поразительно устаревшие законодательные догмы, которые опираются на социальную обусловленность человека. Нам необходимо постичь всеобщий закон и следовать ему, однако при этом нет никаких оснований подвергать личность грубой несправедливости и унижению с помощью изобретенных самим человеком законов, основанных на неведении и предубежденности, — особенно тех распространенных законов, которые нарушают конституцию страны и ее декларацию прав человека. С теми же мерками следует подходить ко всем прочим сферам человеческой деятельности — к религии, науке, образованию и медицине, поскольку юридическая практика лишь отражает положение в этих сферах. Людям всего мира пора прекратить доверять свои жизни и свое будущее так называемым «специалистам»; мы должны начать пользоваться умениями мыслить и различать самостоятельно.

Все это на сто процентов связано с ответственностью каждой личности, так как только сам человек может заявить права на свою силу. Никто другой не сделает этого за нас или от нашего имени. Если люди всего мира откликнутся на ту возможность, которая открывается перед нами на этом перекрестке, все мы увидим, как воплощается в жизнь то, что Толтеки называют Знанием Драконов.

Понятие Знания Драконов нелегко описать рациональными терминами; достаточно будет сказать, что оно представляет собой результат приведения в действие той части осознания, которую называют умением различать. Знание Драконов берет начало в трезвости, а завершается тем, что можно назвать только подлинным выражением богоподобных потенциальных возможностей человека как магического существа Вселенной. Суеверные представления и выдумки заставили человека считать, что волшебство достигается неким сверхъестественным процессом, но это не так. Волшебство человека возникает благодаря проявлению трезвости, которая в конечном итоге ведет к акту намерения. По этой причине то, что кажется непосвященному магией, представляет собой исключительно действие намерения — той потенциальной способности, что присуща любому человеку, даже ребенку. Следует осознать, что только глупцы в благоговении замирают, наблюдая за тем, кто проявляет свои потенциальные возможности. Ни один здравомыслящий человек не станет, словно деревенский дурачок, пялиться на профессионального теннисиста и шептать какие-нибудь нелепицы насчет «сверхъестественного». Мы можем с восхищением и восторгом рукоплескать мастерству и подготовке теннисиста, но отношение к его умению как к чему-то сверхъестественному означало бы простое невежество.

Знание Драконов представляет собой выражение подлинной природы человека. Однако для того, чтобы стать профессиональным теннисистом, требуются долгие годы упорных тренировок — аналогичным образом, для того чтобы начать открывать подлинную природу человека, нужно множество жизней еще более трудной подготовки. Впрочем, следует понять и то, что начать можно лишь с того места, где мы находимся сейчас, и если мы не сделаем первый шаг, то никогда не сдвинемся с этого места. Таким образом, несмотря на то, что сейчас подлинная природа человека может казаться чем-то туманным, находящимся «где-то там», именно текущее мгновение является началом подлинного человека, мигом рождения новой звезды.

Величайшие разумные сущности, которые время от времени проявляются в тех обителях, которые мы именуем звездами, начинают свое физическое существование с использования своего намерения для того, чтобы собрать вокруг холодные и разреженные газы. Затем, используя тот аспект своего целенаправленного намерения, который в науке называют силой гравитации, эти сущности начинают овеществлять из этих газов то, чему предстоит стать звездой. Подлинный человек, микрокосм в макрокосме, в действительности являет собой солнечную сущность. Когда-нибудь человеческое существо достигнет в своей эволюции того уровня, на котором его истинная внутренняя природа сможет проявиться в жизни на плотном физическом плане, — и тогда, подобно своему прародителю, внутреннее ядро человеческого существа начнет направлять свое намерение и собирать вокруг себя то, что называют Туманами Знания Драконов. Таково начало рождения подлинного человека — волшебного существа, обладающего всеми потенциальными возможностями, всей силой настоящей звезды.

Как уже было сказано, все готово к началу: люди в целом уже готовы начать свою карьеру, но уже не как человеческие существа, а как подлинные люди, как звезды Вселенной. Откликаясь на намерение человечества, туманы уже начали сгущаться; прилив эволюции уже невозможно остановить, но, подобно процессу рождения звезды, эта эволюция является невероятно неустойчивой и потому может иметь опасные последствия — точно так же, как текущий период истории человечества, отмечающий приближение кризиса. Именно по этой причине в настоящее время таким важным становится умение различить — успех этого рождения целиком зависит от отдельного человеческого существа.

Чтобы полностью понять все, о чем говорилось выше, не следует забывать о том, что есть только одна жизнь и только одно осознание. Каждая личность является частицей этой единой жизни и единого осознания. Иными словами, каждый человек подобен частице газа — одна такая частица не может стать звездой по той простой причине, что связанная с образованием звезд механика требует взаимодействия невыразимо большого числа частиц. То же справедливо и по отношению к человеку, и именно потому сновидящие человечества обладают исключительно групповым сознанием.

Настоящее групповое сознание не имеет ничего общего с теми моральными проблемами, с которыми его связывает большинство людей, — его основы заключаются в разумном сотрудничестве, опирающемся на взаимозависимость, взаимодействие и, следовательно, на взаимосвязанность всего живого. Оно совсем не означает, что личность никогда не может стать настоящим, независимым человеком, — напротив, для того, чтобы добиться этого, личность должна отбросить представления о разделенности и слиться с групповым сознанием. По этой причине в данной книге большое внимание уделяется тем предварительным шагам, которые ведут к групповому сознанию и совершенно необходимы для превращения в подлинного человека и, следовательно, для всех форм настоящей магии.

Пояснив все это, я могу подробнее рассказать о том, что именно имел в виду, когда утверждал, что Толтеки сделают все возможное, чтобы учения Толтеков никогда не были использованы как оружие против отдельных личностей или групп, но одновременно оставались собственностью всех и каждого. Сказанного выше вполне достаточно, чтобы понять, что у каждой личности есть совершенно реальные возможности высвободить свои подлинные потенциальные способности, но в тех случаях, когда это делается исключительно силами самой личности, неизбежно возникает искушение злоупотребления обретенной силой. Хотя для того, чтобы получить такую силу, необходима та или иная форма группового сознания, нужно понимать, что существует множество таких форм, равно как и множество побуждений, заставляющих стремиться к силе. Иными словами, групповое сознание само по себе не гарантирует ни бескорыстности, ни полного отсутствия вреда.

Единственной формой группового сознания, которая обеспечивает бескорыстие и безопасность ее членов, является та его форма, которая опирается на воссоединение человека с его внутренней сущностью, так как сновидящие человечества отдают себе полный отчет в тех опасностях, которые связаны с эгоистичностью. Понимая это, все Воины Свободы наших дней с презрением отказываются от любых аспектов своего обширного наследия практик, которые опираются или просто подразумевают ощущение разделенности. По той же причине та форма, в какой я передаю эти учения в своих книгах, гарантирует, что для извлечения из них реальной пользы читателю придется обратиться к групповому сознанию сновидящих человечества. Передача этих учений каким-либо иным способом стала бы настолько же неразумным поступком, как, к примеру, попытка дать детям атомную бомбу для проведения фейерверка,

Крик Орла уже прозвучал, и теперь открывшиеся перед каждым человеком возможности стали поистине безграничными. Туманы Знания Драконов начали сгущаться, и в этой книге я расскажу о тех предварительных шагах, которые следует предпринять в начале раскрытия своих подлинных потенциальных способностей. Однако для того, чтобы извлечь прок из этих учений, читателю нужно, прежде всего, хотя бы попытаться выполнить три условия. Во-первых, вы должны начать верить в себя, во-вторых, постараться избавиться от ощущения разделенности и, в-третьих, воспрянуть духом, набраться смелости и соединить руки в искреннем проявлении настоящей демократии, опирающейся на групповое сознание, которое порождено разумным сотрудничеством, — а оно, в свою очередь, основано на взаимосвязанности всего живого.