Загрузка...



  • ГЛАВА ПЕРВАЯ ЧЕТЫРЕ ПОСТУЛАТА СТАЛКИНГА
  • ГЛАВА ВТОРАЯ КОНТРОЛИРУЕМАЯ ГЛУПОСТЬ
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    СОН

    В глубоком сне поплывут сыны человеческие, временами кратко касаясь единой силы, временами проскальзывая мимо копья, но обычно не понимая, чем были эти мимолетные встречи, вспыхивавшие в их сокровенной сущности. Лишившись памяти о том, что значит быть человеком, сыны человеческие должны будут вновь пробудить в себе способности к чудесам.

    Ибо эпоха за эпохой небеса над сынами человеческими будут оставаться чистыми и холодными, словно хмурый и призрачный серый сон, — лишь изредка мелькнет где-то искорка света, когда кто-то один проснется и вспомнит безумие своего сна.

    Но… при воспоминании об этом безумии маленький огонек увеличивается… вспыхивает внезапно и неистово… крошечное пламя… да, совсем крошечное… мельчайшее… и все же это — пламя… маленькая надежда на то, что сон не будет тянуться вечно.

    Медленно… медленно… каждая крошечная вспышка пламени окутывается малыми крапинками тумана… смотрите же!… откликаясь на эти частицы тумана, спящие начинают спать беспокойно!

    (Из пророчеств Безымянного)

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    ЧЕТЫРЕ ПОСТУЛАТА СТАЛКИНГА

    НЕСЧАСТЬЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ОГРАНИЧЕННОСТЬ КОНЕЧНОГО РАЗУМА ЗАСТАВЛЯЕТ ЕГО ВЗИРАТЬ НА ЗАГАДКИ БЫТИЯ КАК НА СКУЧНЫЕ ОБЫДЕННЫЕ ЯВЛЕНИЯ, НЕ ИМЕЮЩИЕ ОСОБОГО ЗНАЧЕНИЯ.

    Тот факт, что Туманы Знания Драконов начинают сгущаться, доказывает, что люди начали осознавать свои подлинные потенциальные способности, хотя пока это происходит на самом глубочайшем, неосознанном уровне понимания. Однако, если человеку предстоит развить все потенциальные возможности, ему совершенно необходимо сознательно ощутить эти глубинные изменения, так как это позволит ему понять, что люди должны использовать любое испытание, включая и современные мировые события, как средство извлечения своих скрытых потенциальных способностей.

    В двух предшествующих книгах были заложены основы, необходимые для рассказа о более развитых принципах учений Толтеков, и теперь можно начать описание практических методов. При этом нам придется вернуться к тем техникам, о которых уже говорилось, чтобы рассмотреть их более глубокий смысл, так как именно они дают начало продвинутым практикам Пути Воина.

    Учитывая этот глубинный смысл, а также то, о чем говорилось во введении к этой книге, следует понять: если человечество собирается уловить мимолетный миг шанса, человеку настоятельно необходимо вырваться из своего предельно рационального подхода к жизни и самым осознанным и осмысленным образом обратиться к загадке своего бытия. Подлинное значение понятия «шанс» заключается в понимании тех возможностей, которые кроются в том или ином испытании; уловить мимолетный миг шанса, по существу, — значит извлечь максимальную пользу из таких возможностей.

    Умение уловить мимолетный миг шанса означает и действие, и осуществление, и, поскольку для этого нужна сила, вполне уместно начать этот том с Севера — с направления силы, действия и в конечном счете осуществления. Однако по той причине, что Север по самой своей природе является также полем боя воина, обращение к этой стороне света неизменно влечет за собой вступление в битву, а это требует использования щита воина.

    Характер и принципы использования щита воина уже описывались в книге «Возвращение Воинов», но, поскольку тот рассказ представлял собой краткое введение, нам нужно вернуться к этому важному принципу и рассмотреть его глубже. Необходимо понять, что использование щита воина представляет собой совсем не то, чем оно кажется на первый взгляд, так как любые дела воина носят характер стратегии. Следует осознавать и то, что все стратегии являются в действительности техниками (иногда составными), и каждая такая техника представляет собой многоцелевой инструмент, допускающий разнообразное применение. Это особенно справедливо в отношении щита воина; хотя его очевидное применение объяснено в «Возвращении Воинов», одна из глубочайших форм использования щита воина приводит к неделанию, которое, разумеется, связано с искусством сталкинга.

    Искусство сталкинга представляет собой тайну сердца, и при размышлении о том, чем оно на самом деле является, становится очевидным, почему эта техника считается одним из трех искусств, необходимых для следования Пути Воина. Подвергая сталкинг более пристальному рассмотрению, важно понимать, что его основы кроются в акте восприятия — одной из величайших загадок, известных человеку.

    Хотя большинство людей считают акт восприятия совершенно обыденным действием, это невероятно важное явление всегда увлекало Толтеков, которые понимали, что в нем кроется универсальный ключ ко всем проявлениям подлинной силы. Почему разные люди воспринимают одно и то же событие по-разному и почему одни люди умеют воспринимать нечто такое, на что другие не обращают внимания, — только два из огромного числа вопросов, из поколения в поколение занимавших самых опытных Тотеков-видящих, И все же, несмотря на самые самоотверженные исследования, современные Толтеки подошли к раскрытию тайны восприятия не намного ближе, чем на заре своей работы. Им удалось лишь добиться еще большей искусности в актах восприятия и в результате накопить огромный опыт и, следовательно, огромные знания; однако разгадка тайны этого самого основополагающего явления по-прежнему ускользает от любого человека.

    ПОСКОЛЬКУ АКТ ВОСПРИЯТИЯ ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ ЗАГАДКУ НАМЕРЕНИЯ. ОН ТОЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЗАГАДКОЙ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ ЭТИХ ТАЙН ПОРОЖДАЕТ ТУМАНЫ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ

    Как подчеркивает это изречение, причина того, что Толтеки-видящие еще не смогли разгадать тайну восприятия, заключается в том, что она связана с той загадочной силой, которую называют намерением. Таким образом, это в буквальном смысле пример загадки внутри загадки — одна взаимодействует с другой и порождает при этом третью тайну, а именно то явление, которое Толтеки назвали Туманами Знания Драконов.

    Во введении к этой книге уже упоминалось о том, что Знания Драконов нелегко выразить в логических категориях, которых требует рациональный ум человека. В действительности, во многих отношениях намного легче проводить рациональные рассуждения об акте восприятия и даже о силе намерения, чем о Туманах Знания Драконов. Причина этого заключается в том, что принцип Знания Драконов представляет собой один из тех странных парадоксов, что порождаются самим рациональным умом, поскольку этот принцип обладает невероятно глубоким смыслом, но в тот же миг, когда к нему применяют логику, он внезапно начинает выглядеть совершенно иррациональным. По этой причине все то, что до сих пор говорилось об искусстве сталкинга, позволяет без труда понять, почему оно считается загадкой. Акт восприятия, который на первый взгляд выглядит очень логичным и обыденным, представляет собой в действительности три загадки в одном явлении; поскольку сталкинг берет свое начало в этой тройственной тайне, его нельзя воспринимать буквально — к нему следует относиться как к особой загадке.

    ЗАГАДКУ НЕВОЗМОЖНО РЕШИТЬ ПРИ ВЗГЛЯДЕ СО СТОРОНЫ ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ХОЧЕТ РАЗГАДАТЬ КАКУЮ-ЛИБО ТАЙНУ. ОН ДОЛЖЕН ЦЕЛИКОМ ПОГРУЗИТЬСЯ В НЕЕ. ПОСКОЛЬКУ ТОЛЬКО ТАК ОН СПОСОБЕН НАЧЕРТИТЬ КАРТУ НЕПОЗНАННОГО.

    Буквальное значение этого изречения говорит само за себя, намекая на то, что любая загадка означает непознанное, а непознанное не может стать познанным, пока человек его не исследует. Тот же принцип применим к составлению карты неизведанной местности. Чтобы картограф смог начертить такую карту, он должен физически оказаться в данной местности. Однако если физическое проникновение и исследование неизведанной местности дается сравнительно легко, то переход в непознанные области человеческой души представляет собой совсем иную по сложности задачу, и именно это позволяет оценить глубину смысла приведенного изречения.

    Ключ к этому глубинному значению кроется в словах «человек должен целиком погрузиться в эту загадку». Это один из труднейших для понимания ученика принципов, так как его подлинное содержание фактически не может быть выражено словами. В результате каждый ученик первоначально допускает ошибку, полагая, что полное погружение в загадку — просто оборот речи. Однако одаренный ученик достаточно быстро приходит к пониманию того, что сталкеры, как правило, не пользуются метафорами, но даже в тех случаях, когда им приходится это делать, такие метафоры неизменно оказываются выражениями абстрактной действительности, превосходящей ограничения конечного разума. Таким образом, выражение «целиком погрузиться в загадку» намного превосходит обычное значение понятий «погрузиться», «глубоко увлечься» или «направить все свои мысли». На самом деле, эти слова несут в себе ключ к настоящему искусству сталкинга и, в особенности, к искусству выслеживания себя, то есть неделания.

    Особенно примечателен тот факт, что, когда речь заходит о неделании, ученик обычно воспринимает эти учения в буквальном смысле и, таким образом, оказывается в ловушке предполагаемого понимания. Как и обо всех прочих принципах и техниках, о неделании можно говорить лишь в рациональных категориях. Каждый человек может начать только с того уровня, на котором он находится в текущий момент; поскольку все ученики начинают с уровня полной ограниченности логикой рационального ума, вполне естественно, что вначале они относятся к этим учениям с рациональной позиции. Это особенно справедливо в отношении тех техник, которые оказывают влияние на осознанность правой стороны, так как ученик почти неосознанно полагает, что ему предоставлено право применять в этих практиках

    только свой рациональный ум. Ему просто не приходит в голову, что он еще не полностью постиг подлинную природу осознания правой стороны, поскольку ученик считает само собой разумеющимся, что его собственное, особое восприятие осознания правой стороны непременно должно быть верным. В результате техника неделания неизбежно воспринимается в буквальном смысле, и такое понимание закрепляется надолго.

    И сталкинг, и неделание действительно оказывают воздействие на осознание правой стороны, но это не означает, что мы можем позволить себе воспринимать их буквально. Подлинная причина того, что эти две техники влияют на осознание правой стороны, становится очевидной при дальнейших размышлениях об их более глубоком смысле, но сейчас достаточно будет сказать, что подлинный смысл обеих техник заключается в том, что они оказывают воздействие на акт восприятия, который большая часть людей способна замечать только в обычном состоянии осознания.

    Впрочем, в отличие от обычных людей, воины не допускают ошибки, предполагая, что их восприятие чего-либо является окончательной реальностью. На собственном опыте усвоив тот факт, что акт восприятия всегда отражает взгляд человека на мир, воины не принимают свое восприятие за чистую монету, так как знают, что при любых изменениях взгляда на мир происходят перемены и в том, как человек воспринимает мир и самого себя. По этой причине воины принимают то, что они воспринимают, одновременно не принимая это, и верят своему восприятию, не доверяя ему. Таково неделание воина; благодаря такой практике он избегает одержимости поверхностным значением явлений — будь то проблема, приятное переживание, утверждение другого человека, поведение окружающих или некий принцип или техника учений Толтеков.

    Вследствие этого, когда речь идет о том, что человек должен целиком погрузиться в какую-либо загадку, воин без тени сомнений понимает, что он столкнулся с метафорическим описанием некоей действительности, которую невозможно выразить словами. Отдавая себе отчет в этом, воин осознает, что совершенно глупо задавать вопрос о том, как именно этого следует добиваться, — если бы это можно было пояснить словами, то не возникло бы никакой необходимости пользоваться метафорой. Вместо этого воин занимается неделанием, то есть начинает выслеживать свое восприятие этого утверждения. Именно в этот момент рациональный ум ученика с неизбежностью переворачивается с ног на голову — и, даже не задумываясь об этом, ученик задает неуместный вопрос: «Как?»

    Выслеживать собственное восприятие не так трудно, как объяснить это действие. Вообще говоря, это относится ко всему, что делают воины, но до тех пор, пока человек не поймет, как именно это делается, этот принцип выглядит очень сложным — впрочем, лишь потому, что рациональный ум упорно все усложняет. Как только человек понимает, как именно что-то делается, он обнаруживает, что сложным было не само действие, а его объяснение тому, кто склонен все усложнять. Толтеки разработали определенные наставления для учеников, позволяющие им самостоятельно разбираться в том, что невозможно выразить словами. Эти наставления называют постулатами, или предпосылками; обычно они представляются наборами. Набор предпосылок, который дается ученикам в качестве помощи в изучении того, что значит выслеживать свое восприятие, называют четырьмя постулатами сталкинга. Традиционно их представляют в виде следующего изречения:

    СЛЕДУЕТ ПОНИМАТЬ, ЧТО, ВО-ПЕРВЫХ, ВЕСЬ МИР И ТО, ЧТО ОН В СЕБЯ ВКЛЮЧАЕТ, ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ БЕСКОНЕЧНУЮ ЗАГАДКУ;

    ВО-ВТОРЫХ, ДОЛГ ВОИНА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В РАЗГАДКЕ ЭТОЙ ТАЙНЫ, ХОТЯ ОН НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ПРЕДАВАТЬСЯ НАДЕЖДЕ НА ТО, ЧТО ЭТО ЕМУ УДАСТСЯ;

    В-ТРЕТЬИХ, ВОИНЫ ОСОЗНАЮТ ОКРУЖАЮЩУЮ ИХ БЕСКОНЕЧНУЮ ЗАГАДКУ, СЧИТАЮТ САМИХ СЕБЯ ЕЕ ЧАСТЬЮ И, ЗНАЯ, ЧТО ИХ ДОЛГ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В РАЗГАДКЕ ЭТОЙ ТАЙНЫ, СТАНОВЯТСЯ ЕДИНЫМИ С НЕЙ;

    В-ЧЕТВЕРТЫХ, БУДУЧИ ЕДИНЫМИ С ЭТОЙ ЗАГАДКОЙ, ВОИНЫ ПРИХОДЯТ К ПОНИМАНИЮ ТОГО, ЧТО ОСНОВОЙ ТАЙНЫ ЯВЛЯЕТСЯ БЕСКОНЕЧНАЯ ЗАГАДОЧНОСТЬ БЫТИЯ ВСЕ СУЩЕГО — АТОМА, КАМНЯ, РАСТЕНИЯ, ЖИВОТНОГО, ЧЕЛОВЕКА ИЛИ СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ.

    ДОСТИГНУВ ТАКОГО ОСОЗНАНИЯ, ВОИН ОБРЕТАЕТ ПОДЛИННОЕ СМИРЕНИЕ, ТАК КАК В ЭТОЙ ЗАГАДКЕ БЫТИЯ ВСЕ РАВНЫ.

    Нет нужды говорить о том, что вначале ученику очень трудно на практике воплотить эти наставления в своей повседневной жизни. Ему просто нелегко считать этот мир загадкой, так как его учили, что все допускает рациональное объяснение; ему нелегко считать себя частью этой загадки, поскольку большую часть своей жизни он верил, что знает самого себя. Сходным образом, ему нелегко считать насекомое равным себе, так как в ученике воспитывали веру в то, что люди являются высшей формой жизни. Однако именно по этим причинам Толтеки разработали свои постулаты. Прекрасно понимая, что ученики не могут жить в соответствии с этими принципами, нагвали с незапамятных времен выслеживали своих учеников и подталкивали их к подлинному обучению, давая им эти постулаты.

    Чтобы понять, как они работают, следует осознать, что во время борьбы за воплощение этих постулатов на практике у ученика остается только один выбор: задаться вопросом о том, почему он раз за разом терпит в этом неудачу. Когда такой ученик приходит к своему Нагвалю и спрашивает, почему ему не удается воплотить эти наставления на практике, тот обычно отвечает, что, вероятно, на самом деле ученику не хочется изменяться или, возможно, Путь Воина не является его путем с сердцем. Столкнувшись с таким вызовом, ученик немедленно и в полном отчаянии прилагает все свои силы, чтобы убедить Нагваля в том, что это все-таки его путь с сердцем и он по-настоящему хочет измениться. Разумеется, при этом ученик убеждает не Нагваля, а самого себя, и это приводит его к подлинным основам всего затруднения.

    Если бы Нагваль не был убежден в искренности ученика, он незамедлительно прервал бы его обучение, и ученик тоже это понимает. Совершенно очевидно, что, сталкивая ученика с самим собой, Нагваль выслеживает его. Однако вся красота этого маневра заключается в том, что, даже если ученик понимает, что его выслеживают, он прекрасно осознает и то, что сталкер никогда не лжет, и в результате оказывается в неловком положении, так как становится жертвой собственного некорректного вопроса.

    У оказавшегося меж двух огней ученика есть только две возможности: либо отнестись к словам Нагваля буквально (в этом случае ученик должен признать, что ему действительно мешает отсутствие должной старательности), либо понять, что его выслеживают (в этом случае он допускает, что в наставлениях Нагваля есть некая еще не постижимая для ученика истина). Однако независимо от того, какой выбор сделает ученик, это все равно приведет к тому, что ему придется провести переоценку и своих побуждений, и своих достижений. Делая это как самостоятельно, так и с помощью Нагваля, ученик невольно начинает выслеживать собственное восприятие самого себя и окружающих обстоятельств. Наконец, сознавая, что он не может позволить себе принимать собственное восприятие за чистую монету, ученик начинает видеть свои убеждения и поведение в совершенно ином свете. Лишаясь убежденности в том, что он знает самого себя, такой ученик начинает достаточно безжалостно подвергать сомнению все свои качества.

    Однако подлинный смысл такого маневра заходит намного дальше всех этих пояснений. Предоставляя ученику ряд наставлений, которые, как заранее известно, ученик никогда не сможет исполнить, Нагваль действенно обманывает его: заставляет, во-первых, выслеживать собственное восприятие, во-вторых, почти неосознанно начать считать самого себя загадкой и, в-третьих, сгущать вокруг себя Туманы Знания Драконов. Такое тройное воздействие возникает и в том случае, когда ученик ничего не знает о них заблаговременно, и тогда, когда он прекрасно осознает, что его выслеживают. В этом кроется чудо рационального ума человека. В своем развитии рациональный ум стал настолько сообразительным, что с невероятной легкостью попадает в ловушку собственного ума. Вообще говоря, рациональный ум так «разумен», что готов сотрудничать с подобным маневром, если тот будет заранее объяснен, так как рациональность легко обхитрить ее собственной логичностью, ее ощущениями страха и тщеславия, — даже тогда, когда он знает, что это ловушка!

    В конечном счете именно умение поймать рациональный ум в ловушку при помощи его собственной сообразительности, страха или тщеславия и представляет собой искусство настоящего сталкера. Однако человек по-прежнему не может позволить себе принимать это за чистую монету, поскольку сталкер добивается искусности, только упражняясь на самом себе. Невозможно научиться выслеживать других, не умея выслеживать себя; по этой причине, едва только ученик начинает понимать, как действует его собственный разум и насколько легко заманить его в ловушку утомительным и упорным желанием быть во главе, этот ученик становится способным выслеживать других. Еще более важным является то, что, начиная видеть ограниченность собственного восприятия и ту повышенную серьезность, с какой человек всегда верит в свою правоту, ученик оказывается в том положении, которое позволяет ему по-настоящему выслеживать свое восприятие и, следовательно, собственную рациональность.

    Прекращая считать свое восприятие неизменным, ученик быстро обнаруживает, что награды такой свободы намного превышают все усилия, которые потребовались для того, чтобы достичь этого уровня. Во-первых, начинает исчезать желание оценивать чужие поступки, и в результате ученик не растрачивает драгоценное время и личную силу на. попытки оправдать или осудить свои мнения и действия. Вместо этого он начинает понимать собственную глупость, а с таким осознанием приходит и настоящее умение смеяться над самим собой. Во-вторых, на собственном опыте постигнув, что люди действительно являются загадочными существами, ученик учится избавляться от тревоги в отношении того, что он еще не обрел полного понимания. Медленно, но уверенно он осознает, что одной жизни никогда не хватит для полного решения загадки собственного бытия; после этого ученик постепенно достигает того состояния ума, которое можно назвать только подлинным терпением. В-третьих, убедившись в пользе самого сталкинга, ученик уже не упражняется в неделании — он начинает жить неделанием и при этом учится тому, что тот же принцип применим и ко всему прочему, что встречается на Пути Воина.

    В противоположность практике учений, умение жить учениями представляет собой такую концепцию, какую ученик меньше всего может позволить себе понимать буквально, так как совокупные результаты умения жить учениями представляют собой загадочное явление под названием Знания Драконов — принцип, к которому, как уже заметил проницательный читатель, я постоянно возвращаюсь. Все это легче всего понять путем размышлений над следующим изречением:

    В НАЧАЛЕ ПРИНЦИП ВОИНА КАЖЕТСЯ УЧЕНИКУ ВСЕГО ЛИШЬ РОМАНТИЧЕСКИМ ИДЕАЛОМ ПО МЕРЕ ОБУЧЕНИЯ УЧЕНИК НАЧИНАЕТ ГАДАТЬ. ВОЗМОЖНО ЛИ ВООБЩЕ ВЫПОЛНИТЬ ВСЕ ПОСТАВЛЕННЫЕ ПЕРЕД НИМ ЗАДАЧИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОН ТЕРЯЕТ БЫЛУЮ УБЕЖДЕННОСТЬ. КОТОРАЯ БЫЛА СВОЙСТВЕННА ЕМУ В НАЧАЛЕ. ОДНАКО, ЛИШАЯСЬ УБЕЖДЕННОСТИ. УЧЕНИК НЕПРЕМЕННО ПОПАДАЕТ В ТУ ЛОВУШКУ. КОТОРАЯ БЫЛА УГОТОВАНА ДЛЯ НЕГО НАГВАЛЕМ. НЕ ОСОЗНАВАЯ ЭТОГО. УЧЕНИК НАЧИНАЕТ СЧИТАТЬ ПУТЬ ВОИНА МИФОМ. В ТОТ МИГ. КОГДА НАГВАЛЬ ПОНИМАЕТ ЭТО. ОН ПОДВЕРГАЕТ УБЕЖДЕННОСТЬ УЧЕНИКА ВСЕВОЗМОЖНЫМ ИСПЫТАНИЯМ: НЕ ИМЕЯ ИНОГО ВЫХОДА. КРОМЕ ВСТУПЛЕНИЯ В БИТВУ. УЧЕНИК УПОРНО ПЫТАЕТСЯ УБЕДИТЬ НАГВАЛЯ В ТОМ. ЧТО СТАРАЕТСЯ ИЗО ВСЕХ СИЛ. ОДНАКО ПРИ ЭТОМ УЧЕНИК ОКАЗЫВАЕТСЯ В ЛОВУШКЕ ТОГО МИФА. ЧТО БЫЛ СОЗДАН ИМ САМИМ. ОКАЗАВШИСЬ В ЗАПАДНЕ ЭТОГО МИФА. ОН НЕОСОЗНАННО НАЧИНАЕТ ЖИТЬ ЭТИМ МИФОМ В СТРЕМЛЕНИИ БЫТЬ БЕЗУПРЕЧНЫМ — И ЖИВЕТ ЭТИМ МИФОМ ДО ТЕХ ПОР. ПОКА НЕ СТАНОВИТСЯ ИМ.

    Ввиду всего, что было сказано выше, понять смысл этого изречения совсем не трудно. Все мы вступаем на Путь Воина со своим собственным багажом, и этот багаж мало чем отличается от багажа другого человека, так как его содержимым являются предубеждения и заранее составленные представления, накопленные из-за социальной обусловленности. Пожалуй, самым вредоносным представлением из всех этих пожитков является надежда на то, что нас научат тому, как стать воинами. Пока ученик цепляется за эту мысль, он почти ничему не учится — во-первых, потому, что подлинные учения невозможно выразить словами, и, во-вторых, по той причине, что сила является тем знанием, которое можно усвоить только на личном опыте. Более того, поскольку ученик надеется на то, что его всему научат, он не воплощает учения на практике, а просто садится и ждет, пока Нагваль вручит ему учения.

    Однако следует понимать, что знания, как и силу невозможно передать. Чтобы получить силу, нужно заявить свои права на нее посредством личного опыта. По этой причине единственным, что может предложить Нагваль, являются наставления в том, как лучше всего встречать свои испытания и извлекать из них собственные дары силы.

    Возможно, это одно из труднейших положений, с которыми сталкивается любой ученик, так как ученикам не хочется верить, что все знания и всю силу, на которые только можно надеяться, они могу найти в повседневной жизни. Так или иначе, ученик непременно приходит к Нагвалю в надежде на то, что у того есть некая волшебная палочка; они ожидают, что в тот момент, когда Нагваль решит, что ученик уже готов, он вынет такую волшебную палочку и превратит ученика в грозного воина. Увы! Хотя некоторые нечистоплотные личности поддерживают такое суеверие, чтобы опустошать кошельки своих учеников, Толтекам до сих пор не удалось найти такой могущественной палочки, несмотря на все их знания и силу.

    Нагвали являются поистине могущественными существами и, в зависимости от конкретных форм подготовки, могут обладать совершенно необычайными способностями. Однако независимо от своего могущества нагваль не может воспользоваться своей силой для преображения того ученика, который не верит в самого себя. Если нагваль захочет, он может (и в прошлом это часто случалось) организовать нечто вроде непрерывного бега по кругу цирковой арены в надежде на то, что это заставит учеников учиться. Он способен вталкивать учеников в повышенное осознание и выдергивать из него, словно играя японской игрушкой йо-йо. Он может удивлять и пугать их, сменяя один впечатляющий ритуал другим. Одним лишь звучанием своего голоса он может сдвигать точки сборки своих учеников, и те испытают головокружение, начнут смеяться или рыдать. Он способен менять их восприятие, приковывая их внимание только взглядом. Если же все эти приемы терпят крах, нагваль может прибегнуть к своим способностям видящего и вселить в своих учеников страх перед адом. Но в конечном счете несмотря на все изумление учеников, несмотря на то, что они будут усаживаться в уголке, чтобы, затаив дыхание, нашептывать друг другу о всех тех чудесах, свидетелями которых они были, — несмотря на все это, они ничуть не станут мудрее и по-прежнему останутся такими же беспомощными, какими были раньше.

    В действительности нагваль может сделать для своих учеников только одно: направить к изучению их собственных внутренних способностей и пояснить, как воспользоваться этими способностями, чтобы заявить свои права на силу. Но это возможно лишь тогда, когда ученик хочет начать работу над изменением своей жизни и таким образом привести в движение те аспекты учений, которые важны для него на текущем этапе. Любой полученный фрагмент учений следует воплощать на практике, если только он может принести какую-либо пользу, так как совершенно невозможно упражняться в тех положениях, которые не могут быть использованы для преодоления испытаний. В этом и заключается величайшая трудность, так как ученики никогда не замечают своих подлинных испытаний, но даже если это им удается, они предпочитают, чтобы Нагваль исполнил какой-нибудь волшебный трюк, — вместо того, чтобы встретить эти испытания самостоятельно и извлечь из них дары силы.

    Первое, что приходится делать Нагвалю с новым учеником, — лишить его уверенности в том, что Нагваль сделает все за него. Если этого не случится, ученик останется зависимым человеком и никогда не сумеет заявить свои права на силу, с другой стороны, если Нагваль слишком энергично вытряхнет из ученика такую веру, он подвергает его риску потери уверенности в себе, и в результате ученик станет не менее зависимым. Иными словами, ученика следует подвести к такому положению, в каком он сам сможет понять, что все его убеждения представляют собой лишь бездумные надежды, опирающиеся на большей частью ошибочный взгляд на мир; в то же время следует с большим вниманием следить за тем, чтобы ученик не потерял голову, когда начнет сознавать, что вся его жизнь была основана на лжи и неверных представлениях.

    Нагваль может направить ученика единственным способом: с помощью этого хитроумного маневра настроить его так, чтобы ученик почти неосознанно начал рассматривать учения как форму мифа. Следует понимать, что миф представляет собой нечто такое, в отношении чего большая часть людей не может определиться — то ли воспринимать это серьезно, то ли не обращать на это никакого внимания. Это чрезвычайно важный принцип, поскольку, когда ученик начинает относиться к учениям таким образом, он, не осознавая этого, лишается своих надежд; с другой стороны, он не уверен в том, должен ли верить происходящему, и потому ему не угрожают потеря уверенности в себе и в своих суждениях. Однако, не будучи уверенным ни в том, что ему когда-нибудь доведется изучить нечто по-настоящему ценное, ни в том, что, покончив с обучением, он сможет вернуться к прежнему образу жизни, ученик оказывается в ловушке мифа, который был создан им самим — и, разумеется, с незаметным участием Нагваля. После этого Нагваль начинает выслеживать ученика и подталкивать его к правильному расположению духа, передавая четыре постулата сталкинга, — вначале это обычно делается неявно, так как по традиции формальная передача этих постулатов ученику проводится на более поздних этапах обучения.

    Когда ученик оказывается в ловушке этого мифа, Нагваль продолжает устраивать ему те или иные испытания, в результате чего ученику приходится вступать в битву за собственное достоинство. Более того, своими непрерывными попытками убедить

    Нагваля в том, что он действительно больше всего на свете хочет стать воином, ученик в действительности постоянно убеждает самого себя в том, что способен и достоин им стать и сделает все для достижения успеха в этом.

    Это прекрасное расположение духа — оно является единственным условием, которое гарантирует, что ученик действительно предпримет все требуемые усилия для того, чтобы жить как воин. Усилия к тому, чтобы жить как воин, — вот что называют практическим применением учений; в отличие от прежнего образа жизни, именно подлинная практика учений является настоящим неделанием ученика, пусть даже он не отдает себе в этом отчета. Следует понимать, что любые формы сознательного неделания ученика несут в себе единственное практическое значение: они способствуют его усилиям упражняться в жизни воина.

    В этот период своего обучения ученик очень четко осознает тот факт, что он отчаянно пытается жить как воин, но ему все еще очень далеко до того уровня, когда он сможет заявить о таком статусе, — и Нагваль постоянно напоминает ученику об этом факте. Иными словами, ученик понимает, что он живет мифом, но, пребывая в ловушке этого мифа, понимает и то, что не может позволить себе все бросить, и потому у него остается единственный выход: прилагать все свои силы к тому, чтобы жить этим мифом безупречно. На практике это означает, что ученик уже не просто пытается упражняться в неделании с целью достижения некоего романтического идеала, — он оказывается настолько поглощенным своими попытками выжить под непрерывным натиском Нагваля, что, по существу, начинает жить неделанием.

    В тот момент, когда ученик начинает жить так, словно вся его жизнь — неделание, он приводит в действие внутреннюю цепную реакцию, которую уже невозможно остановить. С этого мгновения он безостановочно выслеживает свое восприятие и уже не испытывает потребности задавать некорректные вопросы, — вместо этого он начинает формулировать такие вопросы, которые, как он чувствует, приведут его к более глубокому пониманию собственных потенциальных возможностей. Теперь, когда он перестал сидеть с надутым видом из-за того, что Нагваль не оправдывает его ожиданий, но вместо этого принял на себя полную ответственность за свою жизнь, за свои знания и, следовательно, за свою силу, ученик может направить все свои усилия, чтобы вести безупречный образ жизни воина; при этом он приходит к осознанию того, что это можно сделать только в рамках своей повседневной жизни.

    Такие разительные перемены в настроении ученика отмечают имеющую первостепенное значение переломную точку, в которой начинается процесс преобразования, — и он вызван не тем, что Нагваль взмахнул волшебной палочкой, а лишь тем, что он хитростью заставил самого ученика начать внутри себя этот процесс, заставив его сражаться за выживание, сохранение здравого смысла и в конечном итоге за уважение к себе. Это — величайший дар силы, какой Нагваль может вручить ученику. Освободиться от истощающих ограничений нашей социальной обусловленности, вернуть себе веру в собственное достоинство и в свои потенциальные способности — это поистине огромный подарок, но даже он становится блеклым и незначительным в сравнении с даром преобразования, которым ученик наделяет самого себя в том процессе, который приводит его к этой переломной точке.

    Важнейшим аспектом этого акта преобразования является неуловимое явление под названием Туманы Знания Драконов. Я надеюсь, что после этого необходимого вступления у читателя уже не возникнет искушения отнестись к этому принципу поверхностно и он загорится желанием узнать множество тех сложных тонкостей, описать которые словами с незапамятных времен тщетно пытаются нагвали.

    Самым сложным для словесного выражения принципом, связанным со Знаниями Драконов, является тот факт, что человек обладает способностью воплощать в действительность свои мечты. Большинству людей легко понять это на примере ощутимых предметов. К примеру, многие с готовностью согласятся с тем, что если человек мечтает когда-нибудь открыть собственное дело, купить спортивную машину или прекрасный дом, то достаточно упорные усилия помогут ему сделать эти мечты реальностью. Многие согласятся и с тем, что человек, мечтающий изобрести новый тип воздушного судна или даже новый принцип путешествий в космосе, действительно может сделать это, если посвятит такому занятию всю свою жизнь. Однако когда речь заходит о возможности воплотить в действительность свой подлинный потенциал магического существа Вселенной, большинство людей внезапно умолкают и начинают с подозрением поглядывать на того, кто пытается объяснить им, что это по силам каждому. И все же именно в этом и заключаются подлинные потенциальные возможности человека.

    Как бы невероятно это ни звучало, каждый имеет возможность воплотить в действительность свои мечты с помощью магии. Человек — магическое создание, и потому магия, как и учения Толтеков, принадлежит ему по праву рождения. В жизни любого человека есть две возможности. С одной стороны, он может продолжать верить в то, что является жертвой обстоятельств своего рождения и жизни, что он не в силах это изменить, а до рождения и после смерти нет никакого существования. Если согласиться со всем этим, то жизнь на физическом плане становится бессмысленным занятием, не имеющим ни особой цели, ни какого-либо важного значения. С другой стороны, человек может верить в то, что он существует и за пределами физического мира, а единственная причина того, что он время от времени возникает на физическом плане, заключается в том, что ему нужно научиться воплощать все свои потенциальные возможности в действительность плотного, физического мира, преодолевая при этом многочисленные испытания, которые приносит ему такая форма существования. Если это справедливо, то ни один человек просто не может быть жертвой обстоятельств; если же он — не жертва, то, разумеется, обладает способностью изменять и самого себя, и свою жизнь. Однако такая способность означает магию в самом подлинном смысле этого слова, независимо от того, пользуется ли человек для этого волшебной палочкой или магией превращения, преобразования и преображения.

    Единственными причинами, по которым люди не верят в свои магические способности, является либо то, что в своей приверженности суевериям и бабушкиным сказкам они ищут волшебную палочку, либо то, что, по их мнению, все можно объяснить рационально. Впрочем в конечном счете магия — это совсем не умение извлекать кроликов из шляпы или материализовать пару сережек прямо из ниоткуда; подлинная магия представляет собой способность создавать и разрушать — умение человека превратить свои недостатки в силу, способность преобразовать себя в безупречных воинов духа человека, возможность преобразить себя в подлинного человека, микрокосм в макрокосме. В этом кроется величайшая сила человека как магического существа Вселенной.

    Как уже говорилось в «Возвращении Воинов», существуют две основные формы магии, которые называются первым кольцом силы и вторым кольцом силы. В настоящее время обе формы магии являются неотъемлемыми частями традиции Толтеков, однако Воины Свободы уже не обучают первому кольцу силы — по той простой причине, что эта форма магии не ведет к свободе.

    Мы углубились в учения не так далеко, чтобы сейчас можно было пояснить всю разницу между этими двумя формами магии; быть может, пока достаточно будет одной аналогии. Первое кольцо силы можно сравнить с делением атома, а второе кольцо силы — с ядерным синтезом. Первая форма магии отнимает: отделяет, разделяет, устраняет и, в целом, разрушает что-либо. С другой стороны, вторая форма добавляет, то есть объединяет, исправляет, приносит нечто прежде отсутствовавшее и, в целом, поддерживает, улучшает и создает. Первая форма магии представляет собой силу тоналя, или материального, тогда как вторая — силу нагваля, то есть духовного. Сливаясь воедино, эти две формы порождают третью — Знания Драконов, подлинную силу человека.

    Из вышесказанного должно быть ясно, что Воины Свободы отвергли первое кольцо силы не из-за его разрушающего свойства, так как разрушение занимает свое место во всеобщей схеме существования; это было сделано, скорее, для того, чтобы ни они сами, ни их ученики не попали в ловушку этой формы магии. Кроме того, если первое кольцо силы начинают развивать ранее второго кольца, то разделяющий характер силы этой формы магии не позволяет ученику осваивать второе кольцо силы. Несмотря на это, следует отдавать себе отчет в том, что воля духа человека заключается в воплощении всей полноты его потенциальных способностей на плотном, физическом плане, и потому подразумевает способности и созидать, и разрушать; это значит, что достижение второго кольца силы само собой приводит к использованию первого кольца.

    Странной причудой человеческого рассудка является то, что люди с большей готовностью верят в отрицающее, чем в утверждающее. По этой причине, если сказать кому-нибудь, кто никогда не занимался магией, что он способен на это, человек либо просто не поверит, либо, хуже того, усядется с широко раскрытыми глазами и будет ждать, когда его научат это делать, — во всяком случае, до тех пор, пока этот миф не перестанет его увлекать. Однако другой странной и не менее парадоксальной причудой ума является то, что при столкновении с испытанием в человеке пробуждается мятежный дух. К примеру, если у кого-то появляется навязчивая идея, но ему говорят, что ее успех весьма сомнителен, то искреннее огорчение способно поднять этого человека на невероятные высоты, даже если он делает это лишь для того, чтобы доказать, что все остальные ошибались.

    Зная о существовании таких странных причуд человеческого разума, преданный Пути Свободы Нагваль неизменно подталкивает своих учеников к сражению за право на существование того, что они воспринимают, — при этом они начинают воплощать в действительность свои потенциальные возможности. Иными словами, в своих попытках выжить под натиском Нагваля или в стремлении доказать ему, что он ошибается, ученики начинают сгущать вокруг себя Туманы Знания Драконов. В обоих случаях ученики неосознанно начинают воплощать в действительность нечто, извлекая его из того, что прежде было ничем.

    Я не в состоянии выразить этот принцип иными словами, но это совсем не означает, что на практике человеку приходится начинать с нуля, так как потенциальные возможности ученика всегда существуют в нем. С другой стороны, такой еще не воплощенный в действительность потенциал ничем не отличается от пустоты — до тех пор, пока он не станет чем-то. Это «нечто» и называют теми туманами, которые со временем превратятся в Знания Драконов — подлинную силу человека.

    Вероятно, теперь читатель гадает, почему я решил рассказать о том, как Нагваль выслеживает своего ученика и подталкивает его к определенным действиям, но, по правде говоря, то, что заранее известно ученику или читателю, не имеет большого значения. Я решил поведать об этом тактическом приеме по двум причинам. Во-первых, поскольку читатели моих книг вряд ли работают с нагвалями, единственный доступный мне способ принести своими книгами пользу читателям заключался в описании этого тактического маневра. Дело в том, что большая часть читателей уже решили работать самостоятельно — в противном случае, они не тратили бы время на чтение, а пытались бы найти опытного Нагваля. Тот факт, что этот тактический прием известен читателю заблаговременно, не имеет никакого значения, так как он с одинаковым успехом работает и тогда, когда о нем знают, и тогда, когда ученики ничего не подозревают. Во-вторых, раскрывая этот тактический маневр, я могу не только объяснить смысл понятия «Туманы Знания Драконов», но и показать более глубокое содержание сталкинга и неделания — кстати говоря, в отношении этих концепций следует внести последние уточнения.

    Первое уточнение связано с тем, что я описывал как извлечение кроликов из шляпы или материализацию пары сережек. Если не считать случаев ловкости рук, такая магия действительно существует, но те люди, которые способны проделывать подобные чудеса, встречаются очень редко и обычно не берут учеников. Это вызвано тем, что человечество в целом еще очень далеко от умения мудро управлять такой силой, в результате чего сами сновидящие человечества пресекают ее развитие и использование.

    В действительности эта форма силы не относится к той магии, какой можно обучить в традиционном смысле, — скорее, это конечный результат множества безупречных жизней, прожитых в стиле прошедшего полную подготовку воина. К сожалению — или, напротив, к счастью, — нет иного пути обретения подобной силы. Если бы он существовал, современный мир был бы заполнен таким большим числом простодушных людей, занятых исключительно насыщением своей жадности к материальным богатством, что любая эволюция осознания полностью прекратилась бы; с другой стороны, люди могли бы с таким рвением приступить к избавлению мира от тех, кого они считают неприятными типами, что на планете вообще не осталось бы форм жизни, необходимых для развития осознания.

    Второе уточнение касается преждевременного знакомства ученика с четырьмя постулатами сталкинга, следует отметить то, о чем еще не было сказано. Вначале ученик просто не в состоянии удовлетворить тем требованиям, которые ему предъявляются, но после того, как он начинает жить учениями и, следовательно, сгущать вокруг себя Туманы Знания Драконов, наступает такой момент, когда ученик действительно соответствует этим требованиям. Я говорю об этом для того, чтобы читатель не пришел к ошибочному выводу о том, что четыре постулата сталкинга представляют собой просто тактический прием сталкера, — это слишком далеко от истины. Четыре постулата сталкинга не только жизненно важны для правила сталкера, которое мы рассмотрим в следующей главе, но и представляют собой самую сущность Туманов Знания Драконов. Чтобы понять это, лучше всего обратиться к краткому обзору всей подготовки ученика.

    Продвигаясь по Пути Воина, ученик проходит этапы стремления к романтическому идеалу, понимания мифа и умения жить этим мифом и, наконец, становится самим мифом. Иными словами, сумев увидеть этот миф, ученик обретает достаточную трезвость, чтобы расстаться с романтичностью и признать тот факт, что впереди его ждет много работы. В этот момент он начинает воплощать учения на практике и приводит в действие процесс трансформации. На этом этапе он начинает жить учениями, а не просто упражняться в них, уделяя жизни воина лишь напускное внимание. Начав жить этим мифом, он не только приводит в действие процесс преобразования, но и начинает сгущать Туманы Знания Драконов, Наконец, благодаря долгой жизни в стиле воина, ученик пересекает незримый порог, за которым вся его жизнь преобразуется в неделание, а последние остатки личной истории рассеиваются призрачной дымкой. В этот миг уже можно утверждать, что ученик стал мифом; если он продолжит вести образ жизни совершенно безупречного воина, то окончательным результатом станет полное преображение.

    К этому времени в его распоряжении есть сила, и ученик во всех отношениях завершил свое обучение. Он достиг окончания своего путешествия как человеческого существа, и тот миг, когда ученик сбросит человеческую форму и перейдет в то состояние осознания, которое называют полнотой сущности, остается лишь вопросом времени. Этот переход отмечает начало нового, окончательного путешествия воина. В этом новом путешествии, которое представляет собой подлинное путешествие человека, воин постигает, что все мы являемся существами Вселенной, владеющими двумя кольцами силы, и что наша божественная природа являет собой волшебство Знания Драконов.

    НЕВЫРАЗИМОЕ ПРОЯВЛЯЕТ СЕБЯ КАК НЕПОСТИЖИМУЮ ДВОЙСТВЕННОСТЬ НАГВАЛЯ И ТОНАЛЯ — ДВУХ КОЛЕЦ СИЛЫ МЕЖДУ ЭТИМИ КОЛЬЦАМИ ВОЗВЫШАЕТСЯ ЧЕЛОВЕК — ТА ТОЧКА ЕДИНЕНИЯ. В КОТОРОЙ СОБИРАЮТСЯ ВОСПРИЯТИЕ НАГВАЛЯ И ВОСПРИЯТИЕ ТОНАЛЯ ВНАЧАЛЕ НАМЕРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА НАСТОЛЬКО РАССЕЯННО И НЕПРОЧНО ЧТО КАЖЕТСЯ ПРИЗРАЧНЫМ ТУМАНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВУЮЩИМ С ДВУМЯ ВНЕШНИМИ КОЛЬЦАМИ, НО ПО МЕРЕ ТОГО, КАК ЧЕЛОВЕК СОСРЕДОТОЧИВАЕТ СВОЕ НАМЕРЕНИЕ. ОНО СТАНОВИТСЯ ТРЕТЬИМ КОЛЬЦОМ. СВЯЗУЮЩИМ ДВА ДРУГИХ ВОЕДИНО. ЭТИ ТРИ КОЛЬЦА ОБРАЗУЮТ ПОЛНОТУ СУЩНОСТИ — СЛИЯНИЕ СИЛ. ОСНОВАННОЕ НА ЗНАНИИ ДРАКОНОВ.

    ГЛАВА ВТОРАЯ

    КОНТРОЛИРУЕМАЯ ГЛУПОСТЬ

    МЫ НАХОДИМСЯ В ЛОВУШКЕ СНА. ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ПРИНИМАЕТ ЭТОТ СОН ЗА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ЕГО ПОСТУПКИ — ПОЛНАЯ ГЛУПОСТЬ.

    До сих пор мы лишь кратко касались четырех постулатов сталкинга, но теперь переходим непосредственно к тем учениям, которые связаны с искусством сталкинга, поскольку только практическое применение учений позволяет осознать подлинное содержание этих принципов первостепенной важности. Однако не следует упускать из виду тот факт, что время от времени мы будем возвращаться к четырем постулатам сталкинга и с каждым таким повторением еще глубже погружаться в кроющиеся в них истины; в свою очередь, такое проникновение обеспечит более глубокое понимание правила сталкера и в конечном счете самого искусства сталкинга. Все это время не следует забывать, что четыре постулата сталкинга и правило сталкера взаимозависимы. Иными словами, без четырех постулатов сталкинга не может быть правила сталкера и наоборот.

    Сказанное выше жизненно важно для понимания данного раздела учений, но прежде чем этот принцип будет пояснен подробнее, следует поговорить о другом вопросе: для того чтобы воспринять правило сталкера в верном свете, необходимо знать, что четырем постулатам сталкинга соответствуют четыре стороны света (рис. 1). Со временем, при очередных возвращениях к четырем постулатам, читателю станет понятно, почему дело обстоит именно так и что из этого следует, но сейчас достаточно будет подчеркнуть, что четыре постулата сталкинга можно по-настоящему постичь, лишь воплотив их на практике, — это не одна техника сталкинга, но, на самом деле, четыре важнейшие техники, которые, разумеется, определяются четырьмя направлениями силы (рис. 2).

    После этого пояснения вернемся к обсуждению взаимозависимости четырех постулатов сталкинга и правила стажера. Четыре постулата сталкинга можно сравнить с тканью, которая используется в качестве основы для вышивки, а семь аспектов правила сталкера — с различными типами стежков такой вышивки (рис. 3). В этой вышивке используются нити жизни, а ее узор определяется многочисленными малыми и крупными испытаниями, встречающимися на протяжении жизни человека. Конечным результатом, разумеется, является сама вышивка; в рамках нашей аналогии она представляет собой безупречную жизнь воина, созданную на основе того, что называют четырьмя постулатами сталкинга. Общее качество жизни воина, очевидно, зависит от того, насколько искусно он применяет правило сталкера, а это, в свою очередь, зависит от того, в какой мере воин понимает четыре постулата сталкинга. Таким образом, четыре постулата сталкинга, правило сталкинга, жизненные испытания и все встречающиеся в жизни возможности представляют собой четыре неразрывные составные части, и каждая из них отражает более глубокое содержание четырех постулатов сталкинга. Эти четыре составные части по традиции называют четырьмя составными частями сна.

    Рис, 3, ЧЕТЫРЕ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ СНА

    Такая аналогия позволяет понять, что жизнь представляет собой совсем не то, чем считают ее большинство людей. Как указывает изречение в начале этой главы, жизнь обычных мужчины и женщины — скорее сон, а их действия — не более чем глупость. И все же это вовсе не значит ни того, что жизнь нереальна или может оказаться нереальной, ни того, что поступки человека бессмысленны. На самом же деле это изречение подразумевает, что жизнь не является тем, чем ее считают люди, а если наши действия опираются на некое ложное представление о действительности, то они волей-неволей оказываются глупостью.

    ЖИЗНЬ — НЕ ЧТО-ТО. ЭТО БЕСКОНЕЧНЫЙ ХАОС ВОЗМОЖНОСТЕЙ. ВЫБИРАЯ НЕКОТОРЫЕ ИЗ НИХ. МЫ СПЛЕТАЕМ ПАУТИНУ. УЗОР КОТОРОЙ НЕВОЗМОЖНО УЗНАТЬ ЗАРАНЕЕ. ИМЕННО ЭТОТ ВЫБОР ВОЗМОЖНОСТЕЙ. СПЛЕТАНИЕ ПАУТИНЫ ИЛИ САМУ ПАУТИНУ ЛЮДИ ОШИБОЧНО СЧИТАЮТ ЖИЗНЬЮ. ОДНАКО СЛЕДУЕТ ОСОЗНАТЬ. ЧТО ЖИЗНЬ ИЗВЕЧНО ОСТАЕТСЯ НЕТРОНУТОЙ ТЕМ. ЧТО СПЛЕТАЕТ ЧЕЛОВЕК. МЫ ПОНИМАЕМ ЖИЗНЬ ТАК. КАК НАМ ХОЧЕТСЯ. НО В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ОНА ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ НЕПОСТИЖИМОЕ В СВОЕМ СОСТОЯНИИ ТЕЧЕНИЕ. ЛИШЕННОЕ ФОРМЫ. НО ПОРОЖДАЮЩЕЕ ВСЕ ФОРМЫ.

    Это изречение прекрасно описывает жизнь, хотя и представляет собой, пожалуй, одно и самых основополагающих утверждений, с которыми приходится справляться ученику. Люди настолько обусловлены своей убежденностью в том, что они понимают жизнь, что им очень нелегко отбросить многочисленные неверные представления, заранее составленные мнения и предубеждения, вложенные в них воспитанием.

    Лучший способ постичь подлинный характер жизни — вновь обратиться к использованной ранее аналогии. В ней «нити жизни» соответствуют бесконечному числу возможностей, существующих только в текущее мгновение; человек выбирает из них те, которые больше всего привлекают его как личность. Естественно, такой выбор неизменно подвержен влиянию природы того испытания, с которым человек сталкивается в настоящий момент. Выбранная возможность в буквальном смысле слова представляет собой нить жизни, а в переносном значении — ту нить, которую человек продевает в свою иглу и которой «вышивает», то есть совершает действия, образующие его жизнь. Однако следует понять, что само испытание определяется судьбой и в конечном счете предназначением; по этой причине испытание является частью некоего узора, который неизвестен человеку заблаговременно и становится явным постепенно, с каждым новым испытанием. В зависимости от того, насколько правильно человек следует этому узору, конечный результат — то, что называют жизнью, — окажется либо безукоризненной картиной, либо полным беспорядком.

    Изречение, описывающее природу жизни, позволяет понять, что по традиции этот процесс сравнивается с плетением паутины, но лично я предпочитаю пользоваться аналогией с вышивкой — она не только облегчает понимание правила сталкера, но и яснее очерчивает разницу между четырьмя постулатами сталкинга, которые изображаются основой вышивки, и правилом сталкера, олицетворяемым запутанными стежками, рисующими узор предназначения.

    Продолжая эту преамбулу, необходимо глубже рассмотреть, что же все это означает, однако перед этим уместно будет высказать один совет. Хотя искусство сталкинга справедливо относят к правой стороне осознания, не следует забывать и о том, что это загадка сердца, а сердце связано с чувствами, а не с рациональностью. Это означает, что искусство сталкинга позволяет человеку работать и с левой стороной обычного осознания. В конечном счете оно сводится к составлению карты непознанного и извлечению из нее практической пользы на физическом плане. Однако, говоря о левой стороне обычного осознания, мы, как всегда, невероятно ограничиваем себя неподходящим набором слов. В этом отношении следует понимать, что сложность заключается не столько в невозможности найти подходящие слова для удовлетворительного описания знаний левой стороны, сколько в том, что левая сторона несет в себе такое астрономическое по своему размаху содержание, что слова просто не в состоянии выразить эту безбрежность.

    Это позволяет ясно понять, где именно кроется ловушка восприятия слов в их буквальном значении и в чем заключается безвыходное положение любого Нагваля, когда ему приходится объяснять левую сторону с помощью слов. Конечным результатом становится то, что, если Нагваль не хочет заблудиться в попытках выразить присущую левой стороне беспредельность, ему в лучшем случае удается словесно выразить лишь обрывочные понятия. Однако словесное выражение таких обрывочных понятий означает их извлечение из контекста, а все, что вырывают из контекста, неизбежно оказывается объектом неверных истолкований. Чтобы свести их к минимуму, Нагваль всегда пытается выразить как можно больше таких обрывочных сведений, рискуя при этом оказаться обвиненным в пустой болтовне. Ни один Нагваль никогда не болтает попусту, но его стремление высказать как можно больше обрывочных сведений и рассмотреть их со всех возможных точек зрения часто выглядит бессвязными разговорами, ходьбой вокруг да около или пустой болтовней о том, что кажется на первый взгляд незначительными мелочами.

    По самой природе учений дальнейшее их изложение станет часто касаться таких принципов, которые будут увлекать нас в глубины левой стороны. В связи с этим я хотел бы прямо сейчас предупредить читателя о том, что нередко будет казаться, будто я перескакиваю с одной темы на другую или хожу вокруг да около. Однако если читатель не будет забывать о том, что было сказано в отношении природы левой стороны, то он избежит искушения в смятении всплеснуть руками или в полном раздражении воспользоваться этой книгой как футбольным мячом. Способность постичь левую сторону доступна каждому человеку, но это требует времени, терпения и, прежде всего, выработанного умения чувствовать сердцем вместо того, чтобы понимать рациональным умом. В этом смысле читателю не стоит забывать о том, что жизнь — это чувствование, а не интеллектуальное упражнение.

    Вообще говоря, люди обычно растрачивают свою жизнь, а не живут; они не осознают, что та штука, которую они считают жизнью, — вовсе не жизнь. Люди склонны верить в то, что жизнью являются окружающие их обстоятельства и те условия, в которых человек оказывается, но на самом деле это просто испытания, образующие узор, на котором человеку необходимо выстраивать свою жизнь. Кроме того, люди обычно полагают, что их поступки и поведение — равно как поступки и поведение других — и составляют жизнь, однако поступки человека представляют собой лишь воплощение в действительность тех возможностей, которые он выбирает, а его поведение является просто постоянным воспроизводством этих воплощений или вероятных воплощений.

    Однако самым вредным из всех подобных представлений является вера в то, что жизнь — интеллектуальный процесс, к которому следует подходить рационально. Это гибельное убеждение мешает отнестись к восприятию и бытию как к загадкам, и в результате жизнь человека вообще не имеет подлинного смысла. Не признавая тот факт, что жизнь представляет собой чувствование, а не интеллектуальный процесс, люди не используют в качестве основ своей жизни ни загадку их истинного бытия, ни четыре постулата сталкинга. Вместо этого их жизнь опирается на интеллектуализм, лишенный подлинных чувств и иррациональных знаний. Вследствие этого жизнь таких людей не имеет «ткани-основы», то есть в ней нет ничего такого, что крепко удерживало бы «стежки», — нет основы действия, нет того фундамента, который поддержал бы их поступки. По этой причине совсем не удивительно, что люди удовлетворяются пустыми интеллектуальными абстракциями, бесконечными разговорами и эрудированными философскими дискуссиями, не получающими никакого отражения в их поступках.

    Предаваться всем вышеупомянутым убеждениям означает оказаться в ловушке сна — того сна, который для огромного числа людей уже стал кошмаром или, во всяком случае, очень близок к превращению в ночной кошмар. Считая этот сон действительностью, люди не в состоянии действовать в подлинном смысле этого слова, так как действовать в нереальном состоянии просто невозможно. Когда человека захватывает иллюзия, любое предпринимаемое им действие будет определяться только этой иллюзией, — именно поэтому такое действие само по себе следует считать полной глупостью. Поскольку люди не могут совершать подлинные действия, у них остается только один выход: навечно затягивать эту глупость, непрерывно реагируя на все и вся в своей жизни. В конечном счете это сводится к постоянно воспроизводящему поведению, выработанному в результате социальной обусловленности. Разумеется, подобная социальная обусловленность является следствием общечеловеческого сна, то есть общей иллюзии всего человечества.

    Таким образом, становится понятным, что иллюзией является не сама жизнь, а восприятие жизни человеком. Жизнь — вообще не что-то, и потому не может быть иллюзией, так как иллюзия по определению представляет собой нечто такое, что ошибочно принимают за что-то иное. Однако теперь мы вновь убедились в том, какие ошибки может совершать человеческое восприятие и как часто люди полагают, что понимают, вместо того, чтобы проверить то, что, как им кажется, они воспринимают. В этом смысле большинство людей обычно считают иллюзию ничем — это и доказывает их неведение и невнимание в отношении значения слов.

    Любая иллюзия на чем-то основана. К примеру, если человек идет в темноте и замечает, как впереди нечто шевелится в кустах, он вполне может предположить, что столкнулся с другим человеком, каким-нибудь животным или даже привидением. Если же он внимательно рассмотрит то, что увидел, и обнаружит, что это всего лишь старый пластиковый пакет, который зацепился за куст и трепещет на ветру, можно прийти к выводу, что мысль о человеке, животном или призраке была просто иллюзией. Однако подобные рассуждения ошибочны, так как пластиковый пакет вполне реален и вовсе не иллюзорен — иллюзией было первоначальное восприятие этого пакета. С другой стороны, следует понять, что эта иллюзия опиралась на восприятии человеком чего-то — в данном случае, пластикового пакета.

    Хотя приведенный выше пример относится к материальной иллюзии, тот же принцип применим к эмоциональным и мысленным иллюзиям. Никогда не задумываясь о том, что мир является не таким, каким кажется, люди стремительно приходят к выводам, основанным на предполагаемом понимании. Оказавшись в ловушке интеллектуальных допущений, люди не способны предпринимать какие-либо действия, исходя из реальности жизни; вместо этого им приходится постоянно воспроизводить прежние схемы поведения. Такие люди не живут в подлинном смысле этого слова, но просто растрачивают свои возможности жить, постоянно повторяя собственную глупость.

    Начнем с того, что все мы находимся в ловушке всеобщего сна, общей иллюзии, и в результате все наши действия представляют собой лишь глупость. Такое положение дел было установлено силой. Это положение представляет собой настоящую дикость в полном смысле этого слова, поскольку, с одной стороны, мы не способны его изменить, но, с другой, — обладаем достаточной силой и свободой, чтобы изменить его полностью. Вероятно, в этом и заключается важнейший парадокс — парадокс настолько сложный, что приводит в полное недоумение, и все же в нем кроется ошеломляющая своей простотой истина.

    Кроющаяся в этом парадоксе истина образует сокровенное ядро традиции Толтеков — то ядро, которое является изначальным источником силы. Оно может стать ключом к свободе, ключом к магии, ключом к созиданию и разрушению. Этот ключ — Азот, величайший секрет Гермеса Трисмегиста. Это и мифический эликсир жизни и тот Lapis Philosoforum, Философский Камень, который так долго ищут алхимики. Это — и чудодейственный жезл Моисея, и неземной Экскалибур, меч короля Артура. Это Мьёлльнир, молот Тора, но в то же время и Оперенный Змей — волшебная палочка великого вотана тольтеков Кецо-Коуатля[1].

    Все эти легенды и мифы возникли вокруг истины, сокрытой в этом самом странном из всех удивительных парадоксов; и все же, принимая по внимание ее природу, совсем не удивительно, что одна-единственная истина породила столько мифов и легенд. Причина того, что Толтеки считают эту истину ядром своей традиции, заключается в том, что осознание ее во всей полноте и последующее воплощение на практике порождает двойственную силу, которую метафорически называют древним Копьем Предназначения, когда ее касаются левой рукой, и непобедимым Мечом Силы, когда ее касаются правой рукой.

    Поскольку она является секретом созидания и разрушения, на протяжении долгих эпох огромное множество людей делали единственной целью своей жизни поиски этого ядра. Однако нельзя утверждать, что у всех этих искателей были чистые побуждения. Вообще говоря, мотивы подавляющего большинства этих людей были весьма далеки от чистых. Те из них, кому везло, гибли прежде, чем находили сокровенное ядро. Несчастными становились те немногие, которым все же удавалось его найти, но жадность и тщеславие делали их прикосновение к этой истине чрезвычайно кратким. Однако даже за это мимолетное прикосновение, за эти краткие мгновения блаженства несчастным негодяям приходилось платить непомерную цену: они теряли рассудок.

    Таков характер этого ядра. Это поистине источник любой силы — силы в чистом виде, древность которой невероятна, хотя она непрерывно обновляется, так как вынуждена обращаться против самой себя под невообразимым давлением присущей ей осознанности и подлинно потрясающей движущей силы развивающегося осознания.

    Прикоснуться к этому ядру означает достичь «центра мира» — того состояния осознания, которое называют точкой вращения трех колец силы. Проявляющийся в форме единства, именуемого духом человека, или нагвалем, этот уровень осознания требует полноты сущности, а для того, чтобы совершить путешествие к этому центру, нужна такая безупречность, на какую за всю историю оказались способными лишь немногие. Прежде всего, именно по этой причине Воины Свободы были вынуждены порвать с унаследованной традицией и искать такие знания, которые лучше всех прочих развивали бы безупречность. С их точки зрения, нет никакого смысла обретать силу, если эта сила может тебя уничтожить.

    В своем стремлении к требуемому уровню безупречности Воины Свободы обнаружили более глубокое содержание, свойственное Третьему Вниманию. Это содержание открыло перед ними такие аспекты учений, которые никогда прежде не рассматривались — они выглядели такими простыми, что Древние Видящие отказались от них как от банальностей. И все же именно эти «банальные» аспекты учений с невероятной скоростью подтолкнули Воинов Свободы к совершенно новому измерению знаний.

    В результате возникновения этих новых знаний Воины Свободы вновь изменили всю структуру учений и на этот раз уделили основное внимание не обретению силы, а достижению необходимой меры безупречности, которая сама по себе порождает поразительно отточенный и высокий уровень личной силы. Такое смещение акцентов привело к возникновению нового метода обучения, которому подчиняется и то, как эти учения представлены в моих книгах. Проницательный читатель уже заметил, что в ходе изложения основное внимание неизменно уделяется безупречности, поскольку традиция Толтеков раскрывается, а ее практическое применение становится безопасным лишь по достижении надлежащего уровня безупречности. Лишь после этого может возникнуть полнота сущности, лишь после этого воин способен, не теряя рассудка, сжать в руке Копье Предназначения и, не подвергаясь гибели, вооружиться Мечом Силы.

    Мы вновь возвращаемся к обсуждению ядра, однако в контексте социальной обусловленности очень нелегко понять всю важность этого принципа. Заявить, что все мы пребываем в ловушке всеобщего сна и результатом наших действий является только глупость, — это одно, но говорить о том, что найти выход из этой ситуации столь же легко, как пробудиться ото сна, — совсем другое. Для рационального ума подобные слова почти не несут смысла, и все же оба утверждения скрывают в себе истину всех истин. Однако для того, чтобы достичь подлинного понимания этого принципа, чрезвычайно важно помнить о двух следующих изречениях:

    ЧЕЛОВЕК — ВСЕГО ЛИШЬ СОН СВОЕГО СНОВИДЯЩЕГО. ЧЕЛОВЕК — НЕ ТЕЛО. НЕ РАЗУМ И ДАЖЕ НЕ СВЕТЯЩИЙСЯ КОКОН. ТАК КАК ВСЕ ОНИ ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ ТОЛЬКО ОСНОВНЫЕ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ВО СНЕ ОРЛА И СГУЩАЕМЫЕ СНОВИДЯЩИМ С ПОМОЩЬЮ ФОКУСИРОВАНИЯ НАМЕРЕНИЯ. ЭТО СГУЩЕНИЕ ОСТАЕТСЯ НЕИЗМЕННЫМ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕЙ ЖИЗНИ ИЗ-ЗА ТОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ. С КАКОЙ СНОВИДЯЩИЙ УДЕРЖИВАЕТ СВОЕ ВНИМАНИЕ НА ТЕМЕ СВОЕГО СНА — НА САМОМ ЧЕЛОВЕКЕ.

    ВСЕ СВОЙСТВА ТОНАЛЯ ЧЕЛОВЕКА. ВКЛЮЧАЯ ЕГО ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ УМЕНИЯ И СПОСОБНОСТИ. ЗАВИСЯТ ОТ ФОКУСА И ИНТЕНСИВНОСТИ. В ТОТ МИГ, КОГДА СМЕЩАЕТСЯ ФОКУС ИЛИ ИЗМЕНЯЕТСЯ ИНТЕНСИВНОСТЬ, МЕНЯЕТСЯ И ТОНАЛЬ.

    Смысл этих изречений очень широк — настолько широк, что одной книги не достаточно для того, чтобы полностью его обсудить. Хотя некоторые из этих следствий пояснялись в первых двух томах и будут обсуждаться в данной книге, по-прежнему останется множество тонкостей, о которых можно будет поговорить только в следующих томах. Одним из следствий — оно уже излагалось в «Крике Орла»*, но не было освещено сколько-нибудь глубоко, однако является чрезвычайно важным, — является принцип разумного сотрудничества. По этой причине в дальнейшем разъяснении этих двух изречений будет предполагаться, что читатель уже хорошо знаком с простейшими основами этого принципа, поскольку теперь нам предстоит рассмотреть разумное сотрудничество намного пристальнее.

    Прежде чем мы сможем двинуться дальше, очень важно пояснить, что представляет собой сновидящий человека. Следует осознать, что участок иллюзии, в ловушке которой оказался человек, опирается на тот факт, что обычные люди не знают своей природы и вследствие этого считают себя физическим телом, умом или тем и другим одновременно. Однако, как указывается в первом из рассматриваемых изречений, человек не является ни своим телом, ни своим разумом. По своей сути человек является духовной сущностью Вселенной, которую называют духом человека, или нагвалем. Необходимо тщательно позаботиться о правильном понимании этого утверждения: ученики очень часто совершают ошибку, полагая, что выражение «дух человека» означает то, что у каждого человека есть собственный нагваль.

    В определенном смысле, такое предположение учеников вполне справедливо, но, строго говоря, не совсем правильно, поскольку есть только одна жизнь, в ходе которой при посредстве единой материальной вселенной развивается одна осознанность. Иными словами, существует только один нагваль, единый дух, осознанность которого многогранна, и одна из этих граней являет собой создание, именуемое человеком.

    В особом смысле, осознание нагваля проявляет себя невыразимым числом энергетических полей, собранных в разнообразные наборы пучков — один из этих пучков образует макрокосмическую полосу, которую называют человеком. Эту макрокосмическую человеческую полосу для простоты называют духом человека; поскольку принцип разделения ее энергетических полей по пучкам совпадает со схемой устройства всего макрокосма, дух человека представляет собой точную копию проявленности макрокосмического нагваля.

    В конечном счете существует только один дух человека, кроющийся в миллионах миллионов энергетических полей, каждое из которых обладает потенциальной способностью выявлять осознание самого себя как личности. По этой причине то, что ученик часто считает собственным, личным нагвалем, в действительности является единственным энергетическим полем в рамках той огромной целостности, которую называют духом человека, тогда как то, что получило название сновидящего, являет собой это же энергетическое поле, регистрирующее осознание самого себя как личности. Иначе говоря, сновидящий представляет собой проявление осознания нагваля.

    Следует, однако, подчеркнуть, что в действительности все эти индивидуальные на определенном уровне энергетические поля неизменно остаются единым и согласованным целым, так как меж ними царят полная взаимозависимость и взаимодействие, и в этом смысле они образуют саму основу взаимосвязанности всего живого. Подлинное ощущение разделенности возникает только на уровне жизни на физическом плане. Существует множество сложных причин этого явления, но сейчас достаточно будет сказать, что ощущение индивидуальной отделенности возникает отчасти из-за разделяющего свойства разума, а отчасти потому, что светящийся кокон человека также представляет собой точную копию духа человека, который, разумеется, един.

    Рассуждая о сновидящем, необходимо знать, что те энергетические поля, которые составляют дух человека, обладают своей собственной, особой скоростью колебаний, определяемой присущей им осознанностью. Как и все энергетические поля проявленной вселенной, эти энергетические поля собраны в пучки, но особая скорость колебаний, свойственная им еще до образования пучков, окрашивает и те колебания, что были вызваны возникновением пучка.

    В духе человека этот процесс привел к образованию семи цветов, каждый из которых включает широкий спектр оттенков. Каждый из возникших, в результате образования пучка цветов обозначает определенное совокупное колебание, сходное по своей природе с резонансом струн: каждая струна состоит из огромного диапазона близких частот, которые имеют характер согласующихся тонов, или «оттенков» одного цвета. Эти семь цветов соответствуют семи типам сновидящих, а согласованный резонанс каждого оттенка определяет предназначение и в конечном счете все действия личности.

    Благодаря приведенному пояснению читателю должно быть понятно, почему противопоставление своего и чужого нагвалей или своего и чужого сновидящих является не совсем точным. Впрочем, когда вопрос связан с верным использованием слов, нам приходится искажать многие понятия во имя ясности. По этой причине читателю следует помнить о том, что ниже приводится лишь приблизительное словесное описание действительности, которая на самом деле полностью выходит за рамки возможностей слов.

    Что же представляет собой сновидящий? Попросту говоря, сновидящий является осознанностью одной составной части нагваля — личным осознанием. Совокупная частота колебаний сновидящего определяется потенциалом присущего ему осознания; именно эта совокупная частота относит его к одному из семи спектров, то есть к видимому цвету. Подлинный оттенок этого цвета определяется уровнем развития осознания и, следовательно, поступательно меняется в процессе эволюции.

    Чтобы развить свое осознание, отдельные составные части нагваля исследуют собственные потенциальные способности путем акта сновидения — именно поэтому их назвали сновидящими. В связи с этим стоит упомянуть о том, что непосредственной задачей всех органических форм жизни на нашей планете, равно как и некоторых форм неорганической жизни, является воплощение в действительность всей полноты своих потенциальных возможностей на плотном, физическом плане. Чтобы добиться этого, сновидящие человека время от времени приковывают свое внимание к физическому плану, сосредоточивают на нем свое намерение; следствием такого усиленного внимания является физическое рождение. Следует, однако, понимать, что подобное воплощение становится возможным лишь в том случае, если данный сновидящий способен найти в жизни на физическом плане те условия, которые будут способствовать развитию его осознания. Таким образом, каждое рождение опирается на непрестанно меняющиеся возможности, которые определяются предназначением всего живого. Это значит, что по своему характеру очередное воплощение имеет много общего с возможностью уловить мимолетный миг шанса.

    Таким образом, физическое рождение было бы почти невозможным, если бы не тот факт, что существует только один нагваль, что все живое полностью взаимосвязано, а сновидящие человека обладают полным групповым сознанием. Вообще говоря, несмотря на все это, физические воплощения по-прежнему остаются для обычных людей чрезвычайно сложными — вопреки групповому сознанию сновидящих, эволюция осознания на протяжении данного отрезка времени связана с развитием тех ее аспектов, которые являются по своей природе разделяющими и не способствуют взаимосвязанности всего живого. Все вышесказанное позволяет понять, что сотрудничество разумно не только потому, что жизненно необходимо, но и по той причине, что образует самую основу взаимосвязанности всего живого, равно как и прочную опору эволюции.

    Разумное сотрудничество проявляется во множестве различных форм, но наибольшую важность для нас представляет сотрудничество с собственным сновидящим. Чтобы понять, как его добиться, необходимо начать с основополагающего осознания того, что человек — не физическое тело и не разум. Этого легко достичь с помощью очень простой техники.

    Присядьте в тихом месте, устройтесь поудобнее и прикройте глаза. Воспринимайте всеми органами чувств, за исключением физического зрения; вслушайтесь в звуки окружающего мира, почувствуйте запах вдыхаемого воздуха, ощутите вкус во рту, обратите внимание на прикосновение одежды к коже, на то, как тело прижимается к сиденью, а ноги — к земле. Осознайте, что все эти ощущения возникают при посредстве физического тела, но вы сами не являетесь этим телом.

    Затем сосредоточьтесь на своем разуме. Следите за своими мыслями, словно они проплывают на расположенном перед вами телевизионном экране. Позвольте им раскованно блуждать, одновременно продолжая осознавать, что вы способны наблюдать за ними так, как если бы это были не ваши мысли, но просто порождения ума. Теперь деятельно и сознательно изменяйте свои мысли так, как вам заблагорассудится; осознайте, что способность делать это означает управление разумом; следовательно, вы — не разум.

    Итак, вы — не тело и не разум. Задайтесь вопросом: кто вы? Вам не удастся найти ответ: возникнут только мысли, новые мысли. Однако позади этих мыслей вы сможете угадать нечто разумное, остающееся безмолвным наблюдателем. Эта разумность и есть вы.

    Задумайтесь о том, что если вы не являетесь ни телом, ни разумом, то не можете представлять собой физическую сущность; по этой причине жизнь не может быть тем, чем вы всегда ее считали. Ваше имя, обстоятельства жизни, карьера, общественное и семейное положение — все, что у вас есть, существует только из-за того, что вы обладаете физическим телом, которое подчиняется разуму. Именно физическое тело наделяет вас именем, возрастом и общественным положением, только оно позволяет вам жениться и иметь детей, делать карьеру, зарабатывать деньги, владеть домом, машиной, страховкой и всем прочим. Все это, вся жизнь на физическом плане, становится возможным лишь благодаря тому, что у вас есть физическое тело и разум, который его направляет и контролирует. Однако за этими телом и разумом кроется некая разумность.

    Описанный прием позволяет достичь только такой глубины понимания, но для текущих целей этого вполне достаточно. Понимая, что человек представляет собой облаченную телом разумность и способен управлять своим разумом, направлять его, задайте себе такой вопрос: «Управляю ли я своим разумом или, напротив, являюсь жертвой собственного ума?» Этот маленький прием невероятно прост, но ученики, которые прибегают к нему впервые, неизменно оказываются сраженными ошеломляющим осознанием того, что они не только полностью отождествляют себя с телом и разумом, но и, хуже того, постоянно становятся жертвами собственных мыслей — своего разума!

    Из вышесказанного с неизбежностью следует, что потворствование мнению о себе как о жертве равнозначно признанию того, что человек сам является своим злейшим врагом. Однако если его жизнь совсем не такая, какой он хотел бы ее видеть, то единственной причиной этого является то, что он не предпринимает никаких действенных мер по ее изменению. Более того, необходимо осознать, что люди считают себя загнанными в ловушку обстоятельствами собственной жизни лишь потому, что они считают себя попавшими в ловушку или, еще точнее, потакают своей убежденности в том, что их жизнь непременно должна определяться волей обстоятельств. В конечном счете только физическое тело может оказаться в ловушке в подлинном смысле этого слова. То же может случиться и с человеческим разумом, если он индульгирует в вере в то, что человек ограничен внешними обстоятельствами. Сам человек, то есть кроющаяся в нем разумность, никогда не может оказаться в западне. Однако убежденность в возможности этого оказывается настолько всепоглощающей, что обычно такая вера не только полностью лишает человека сил, но и на самом деле загоняет его в безвыходные положения.

    Именно эта убежденность в том, что мы — жертвы обстоятельств и скованы этими обстоятельствами, и является всеобщей иллюзией человечества. Именно это — тот сон, который обездвиживает людей до тех пор, пока они не проснутся и не осознают тот факт, что они не являются ни телом, ни разумом, а жизнь вовсе не означает существования имени и общественного положения. Следует совершить одно простейшее во всех отношениях действие — проснуться, и даже недолгие размышления быстро показывают, что следствия такого пробуждения окажутся поистине астрономическими.

    Чтобы понять, что все это в действительности означает, вернемся к разговору о сновидящем; однако вначале следует отметить, что, с точки зрения читателя, принцип сновидящего до сих пор остается не чем иным, как теорией, и исполняет роль допустимой гипотезы — во всяком случае, пока эта теория не окажется дополненной собственным опытом. Всем ученикам предстоит воплотить учения на практике, если только они надеются хоть когда-нибудь убедиться в их истинности; читатель должен понимать, что то же самое справедливо и по отношению к нему.

    Как уже упоминалось ранее, сновидящий развивает свое осознание или, скорее, открывает и раскрывает свои потенциальные способности путем акта сновидения, и это действие время от времени приковывает его внимание к физическому плану. Подобное внимание, результатом которого становится очередное воплощение, возникает всякий раз, когда сновидящий сосредоточивает намерение на определенных аспектах своего непрерывного сна. Эти аспекты связаны с проявлением всей полноты потенциальных возможностей на физическом плане, то есть с тем явлением, которое по самой своей природе требует не только жизни на плотном, физическом плане, но и предполагает те испытания, что могут возникнуть только при физическом воплощении. Однако следует осознавать, что, вследствие разделения на пучки, колебания плотного, физического мира намного ниже, чем колебания мира сновидящих. По этой причине физическое воплощение делает сон сновидящего более «крепким», то есть более интенсивным.

    Такое углубление и усиление сна в условиях более низких колебаний физического мира в сочетании с сосредоточенностью внимания сновидящего вызывает иллюзию ощущения ловушки. Однако не следует забывать и о том, что физическое воплощение представляет собой лишь частичное материальное проявление осознания сновидящего. Эта рождающаяся «частица» осознания состоит из тех аспектов самого сновидящего, на которых он сосредоточил свое намерение и которые он видит во сне физически существующими, так как уделяет все внимание своему воплощению. Именно это частичное материальное воплощение осознания приводит к тому, что человеческое существо не понимает своей подлинной природы; такой недостаток знаний осложняется тем фактом, что в момент рождения неизменно происходит помрачение сознания. В результате человеческое существо полностью отождествляется со своим телом и социально обусловленным разумом — нет ничего удивительного в том, что иллюзия пребывания в ловушке оказывается такой могущественной.

    До тех пор пока человек упорно отождествляет себя с разумом и телом, сновидящий не в состоянии полностью управлять своим сном: в результате его человеческий двойник — то есть сновидимый — временно проявляет собственное волеизъявление. Впрочем, воля сновидимого не является волей в подлинном смысле этого слова; скорее, это случайные следствия того, что сновидящий не способен в полной мере управлять своим сном. Такое отсутствие контроля можно назвать только психо-церебральным параличом, а его результаты почти совпадают с симптомами сходного физического недуга, так как до тех пор, пока сновидящий не обретает полную власть над своим сном, сновидимый переживает нечто вроде «судорог». Таким образом, из-под контроля выходит не остающийся на своем плане сновидящий, но его физический двойник, который сопротивляется управлению по причине случившегося отождествления. Поиск форм управления своим физическим двойником является первым шагом к способности развернуть все свои потенциальные способности на физическом плане и потому представляет собой одну из причин необходимости физического воплощения.

    ТЫ — ТВОЙ СНОВИДЯЩИЙ ПРОТИВИТЬСЯ СВОЕМУ СНОВИДЯЩЕМУ ОЗНАЧАЕТ ПРОТИВИТЬСЯ САМОМУ СЕБЕ. А ЭТО — СОВЕРШЕННО БЕССМЫСЛЕННОЕ ЗАНЯТИЕ

    Из всего, что было сказано ранее, становится понятным, почему сотрудничество человека и его сновидящего является таким важным. Однако это сотрудничество должно быть разумным, так как не следует забывать, что, хотя сновидящий сосредоточивает свое намерение на развитии осознания, именно сновидимому приходится предпринимать действия на физическом плане — физические, эмоциональные и умственные. Иными словами, сновидящий удерживает свое намерение сосредоточенным на желаемых целях, а сновидимый должен решить, как лучше всего достичь этих целей. Это сводится к тому, что вместо того, чтобы противиться своей судьбе, сновидимый должен полностью смириться с ней, что равнозначно достижению контроля над сном — и над всей своей жизнью.

    Обретение контроля над сном не означает, что человек подчиняет себе своего сновидящего; скорее, он начинает управлять тем, что происходит в его сне. Это означает, что вместо того, чтобы оставаться жертвой своего сна и просто позволять жизни происходить, человек сам определяет, как именно будет развиваться течение событий в его сне. В этом отношении следует осознавать, что после физического воплощения внимание сновидящего фиксируется, и потому он уже не в состоянии изменить поставленной цели своего сна — она становится судьбой человека на весь срок жизни; однако человек способен определять то, как достичь этой цели, то есть управлять содержанием сна.

    Содержание сна представляет собой то, что мы считаем жизненными испытаниями; эти испытания разработаны сновидящим и окружают поступки того, кто снится. Иными словами, характер, равно как и форма любого испытания, зависит от сотрудничества — или его отсутствия — между сновидящим и сновидимым. Поскольку действия предпринимает именно сновидимый, вполне понятно, что он же и определяет как характер, так и форму испытания. Это в очередной раз доказывает тщетность убежденности в том, что мы — лишь жертвы обстоятельств. Более того, это делает очевидным и тот факт, что чем теснее сотрудничество человека со сновидящим, тем в большей мере человек управляет содержанием сна; чем разумнее сотрудничество, тем выше степень контроля.

    Управление содержанием сна и представляет собой то, что называют контролируемой глупостью. Глупость возникает, во-первых, потому, что у человека есть иллюзорное представление о том, что он является жертвой обстоятельств, а во-вторых, по той причине, что после воплощения человек не в силах изменить цель сна. Люди не способны изменить окончательный результат сна независимо от того, управляют они своей жизнью или нет, и потому мы должны, в конце концов, признать тот факт, что любые наши действия — не более чем глупость. И все же существует определенная разница: если человек пытается избежать своей судьбы, постоянно увиливая от испытаний, это приводит лишь к возникновению большего числа трудностей; это означает, что человек осложняет свою глупость покорностью ей. С другой стороны, если человек встречает свои испытания, полностью управляя своей жизнью, он не только контролирует свою глупость, но и, в сущности, уменьшает ее.

    РАЗУМНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ОЗНАЧАЕТ КОНТРОЛИРУЕМУЮ ГЛУПОСТЬ ЭТО ДЕЙСТВИЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ КЛЮЧ КО ВСЕМ ФОРМАМ МАГИИ И ВЕДЕТ К ПОСТИЖЕНИЮ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ — К ТАКОМУ ПОНИМАНИЮ КОТОРОЕ ВЫЗЫВАЕТ К ЖИЗНИ СПОСОБНОСТЬ МЕТНУТЬ КОПЬЕ СУДЬБЫ И ВООРУЖИТЬСЯ МЕЧОМ СИЛЫ

    Как подразумевает это изречение, контроль над своей глупостью является универсальным ключом к тому, что ранее определялось как традиция Толтеков. Однако следует подчеркнуть, что, хотя принцип практики контролируемой глупости широко распространен среди всех воинов, только Путь Свободы позволяет во всей полноте постичь его подлинный характер и значение. Причины этого слишком сложны, чтобы объяснять их в данной книге; достаточно будет сказать, что акту контролируемой глупости свойственна способность манипулировать силой намерения.

    В «Возвращении Воинов» пояснялось, что те явления, которые непосвященный воспринимает как магию, в действительности представляют собой чудеса, вызванные манипулированием намерением. Это не магия как таковая, хотя нельзя отрицать, что манипулирование намерением являет собой поистине внушительное умение и на самом деле выглядит похожим на волшебство. И все же следует помнить, что намерение представляет собой свойство осознания сновидящего, и потому в отсутствие разумного сотрудничества и, следовательно, контролируемой глупости не может быть и манипулирования намерением. Подлинное манипулирование намерением может возникнуть лишь при условии, что человек во всей полноте, сознательно контролирует свою глупость; такие действия подразумевают понимание взаимозависимости всего живого, поскольку не следует забывать, что есть только один нагваль и, следовательно, все сновидящие человечества обладают групповым сознанием.

    Чтобы полностью разобраться в этом, еще раз немного отклонимся от темы и поговорим о разнице между разумом и тем, что называют рациональным умом. Ученики часто ошибочно полагают, что эти понятия означают одно и то же, но можно вспомнить, как в «Крике Орла» объяснялось, что разум представляет собой один полюс осознания сновидящего, а намерение — другой. С другой стороны, рациональный ум является способностью сновидящего проводить расчеты, то есть разрабатывать практические подробности жизни на физическом плане. Иными словами, рациональный ум представляет собой лишь физическое выражение некоей доли подлинного разума.

    Необходимо помнить и о том, что функции разума сводятся к разделению на части и отделению одного от другого в целях эволюции, тогда как функции намерения заключаются, во-первых, в подталкивании разума к разделению и, во-вторых, в единении — также во имя развития. В конечном счете разум и намерение являют собой одно и то же, а именно — осознанность сновидящего. По этой причине то, что называют первым кольцом силы, представляет собой тот аспект осознания сновидящего, который именуется разумом, тогда как второе кольцо силы отражает его аспект под названием намерение. Первому кольцу силы присуще отражение намерения в форме побуждения к разделению, или умения различать. Это вызвано тем фактом, что первое кольцо силы является по природе своей отнимающим, — потому и утверждается, что подлинное намерение становится действенным лишь в том случае, когда используется второе кольцо силы. Однако поскольку намерение объединяет, оно является по своему характеру прибавляющим, а это означает, что для манипулирования подлинным намерением необходимо на практике пользоваться взаимосвязанностью всего живого.

    В свою очередь, все сказанное означает, что единственной формой намерения, которую можно использовать без практического применения взаимосвязанности всего живого, является отражение намерения — по сути своей, разделяющее и, следовательно, отнимающее. Именно это можно по праву назвать силой разума в противоположность рациональному уму, который сам по себе не имеет подлинной силы. Сила разума, разумеется, представляет собой первое кольцо силы; этим отражением намерения пользуются те воины, что идут по Пути Великого Приключения. В первую очередь, именно по этой причине Путь Великого Приключения не ведет к свободе, поскольку в том случае, когда человек озабочен накоплением силы только ради личных интересов, любое применение намерения приводит в действие разделяющее свойство разума. Нет нужды говорить, что это лишь осложняет разделенность, и в результате такие воины становятся еще более изолированными, то есть не согласованными со взаимосвязанностью всего живого.

    Ловушка Пути Великого Приключения поистине тонка, поскольку заключается в том факте, что человек вполне в состоянии вооружиться такой силой, достигнув при этом лишь малого уровня разумного сотрудничества. Чтобы правильно понять это, следует отметить, что, хотя все сновидящие, без сомнений, соединены групповым сознанием, но разделенность, которая представляет собой один из аспектов осознания сновидящего, играет жизненно важную роль в развитии самой осознанности. Вследствие этого, воины, следующие Пути Великого Приключения, не противятся воле своих сновидящих непосредственно из-за своей отделенности. Напротив, будучи отделенными, они по-настоящему способствуют эволюции осознания, так как развивают умение различать как у самих себя, так и у окружающих людей. Более того, поскольку сновидящие обладают групповым сознанием, а Закон Экономии неизменно обращает любые, как хорошие, так и дурные, поступки личности во всеобщее благо, то такие воины на практике способны манипулировать и разумным аспектом своих сновидящих, и всеобщим Законом Экономии, добиваясь при этом выгоды в своем корыстном стремлении к силе, которая обеспечит им исполнение тех тщеславных желаний, что не имеют ничего общего со взаимосвязанностью всего живого.

    И все же следует отдавать себе отчет в том, что по причине группового сознания сновидящих такое положение дел не может длиться вечно. Рано или поздно неизбежно проявится врожденная тяга к единству. Однако иногда случается так, что в каком-либо конкретном воплощении чувство отделенности становится таким сильным, что сновидящий почти целиком теряет власть и вся его осознанность терпит ощутимый ущерб. Такой сновидящий оказывается в настоящей западне собственного пристального внимания к действиям того, кто снится; порожденная сном иллюзия делает его настолько неуравновешенным, что сновидящий замыкается на одном полюсе своего осознания, а именно — в разуме. Если сновидящий оказывается в этой ловушке, его называют угасшей звездой, так как для того, чтобы выбраться из нее, ему обычно требуются целые эпохи. Разумеется, по человеческим меркам это время является целой вечностью; по этой причине и используют понятие «угасшая звезда».

    Эти объяснения дают понять, почему утверждается, что Путь Великого Приключения не ведет к свободе и почему на Пути Свободы такое внимание уделяется взаимосвязанности всего живого. Как уже упоминалось ранее в данной главе, ключ ко всему этому кроется в разумном сотрудничестве — этот ключ можно использовать и для разделения, и для объединения, так как он открывает врата первого и второго колец силы и является в конечном счете ключом к созиданию и разрушению. Сила под названием третье кольцо делает использование этого ключа безопасным, уравновешивает созидание и разрушение и, следовательно, связует первое и второе кольцо силы воедино. Третье кольцо силы постепенно возникает, когда человек упражняется в окончательной форме разумного сотрудничества, которая, фактически, означает такую степень контроля над глупостью, что человек способен управлять своим сном.

    Обрести власть над своим сном не так просто, как может показаться на первый взгляд, так как такой контроль означает, прежде всего, что человек должен проснуться во сне. Необходимо понять, что от этого сна нельзя пробудиться по той простой причине, что во время физического воплощения внимание сновидящего зафиксировано, а тот миг, когда эта фиксация нарушается, означает физическую смерть, так как сновидящий отказывается от своего намерения. Таким образом, то, что называют пробуждением во сне, означает, во-первых, что сновидимый осознает, что он снится, во-вторых, что все происходящее вокруг является сном и, в-третьих, что он может управлять содержанием этого сна. Вначале все ученики относятся к этому принципу как к полной абстракции, но это происходит лишь потому, что ученики всегда склонны забывать о том, что их социальная обусловленность определяла сон совсем иначе, хотя в действительности любой сон представляет собой измененное состояние восприятия.

    Не понимая, что на самом деле означает понятие измененного состояния восприятия, ученики часто начинают задавать такие, например, вопросы: «Значит, этот камень — только сон?» или «Означает ли это, что этот камень — лишь иллюзия и на самом деле его не существует?» Нет, камень вполне реален, не менее реален, чем сам сон; ни то, ни другое не является само по себе иллюзией, но восприятие обоих явлений совершенно изменится, если человек вызовет у себя иные настройки восприятия. Таким образом, иллюзия заключается не в камне и не в самом сне, а, скорее, в том факте, что мы считаем свое текущее восприятие камня единственной и подлинной реальностью.

    Из вышесказанного легко сделать вывод: чтобы добиться власти над своим сном, человек должен научиться смещать фокус внимания, а это, в свою очередь, означает, что его точка сборки должна стать текучей, чтобы он смог вызывать у себя измененные состояния восприятия. Тот, кто не умеет смещать, разумеется, остается «жертвой» своего сна. В этом смысле первичное смещение фокуса возникает в тот момент, когда ученик начинает осознавать, что жизнь можно воспринимать иначе даже в том случае, если точка сборки смещается незначительно. Это небольшое понимание представляет собой большой шаг ученика на пути к пробуждению во сне; когда же он добьется достаточного уровня бодрствования, то начнет управлять этим сном.

    Именно после того, как ученик начал пробуждаться, невероятно важной становится техника разумного сотрудничества. Если ученик хочет достичь свободы и избежать искушений Пути Великого Приключения, ему совершенно необходимо прийти к осознанию того, что его жизнь хороша такой, какова она есть, и вместо того, чтобы бороться со своей судьбой, он должен достичь всей полноты разумного сотрудничества со своим сновидящим. Пробуждение действительно чрезвычайно зависит от понимания того факта, что жизнь со всеми ее испытаниями не является чем-то таким, от чего нужно убегать, так как она предоставляет человеку возможности воплотить свои потенциальные способности на физическом плане. Разумеется, такое воплощение в действительность потенциальных способностей и является истинной целью сна; как только человек постигает это, он не только сливается с волей сновидящего, но и поневоле начинает контролировать свою глупость и вызывать к появлению те испытания и следствия, которые способствуют такому процессу воплощения в действительность. Именно по этой причине пробуждение во сне называют также умением видеть во сне действительность, то есть свою судьбу.

    Очевидно, что для того, чтобы видеть во сне действительность, человеку необходимо отточить свое искусство сновидения, так как оно приносит умение вызывать измененные состояния восприятия. Однако, как мы уже убедились на примере иллюзии, нет никакого смысла переходить к измененным состояниям восприятия, если неточным остается истолкование воспринимаемого. Сновидение неизменно вызывает измененное состояние восприятия, но единственный способ убедиться в том, что истолкование этого восприятия правильно, — выслеживать свое восприятие самого себя и окружающего мира.

    Чтобы отдать должное основополагающим учениям, связанным с искусством сновидения, которые излагались в «Крике Орла», необходимо также на практике воплотить описываемые в данной книге положения сталкинга. Сходным образом, для того, чтобы понять содержание этой книги, читателю следует ознакомиться с основами сталкинга, которые обсуждались в «Возвращении Воинов». Читателю важно понимать, что искусство сновидения и искусство сталкинга во многих отношениях представляют собой неразрывно связанные техники, слияние которых воплощено в Мастерстве осознания. По существу, Мастерство осознания являет собой именно то, на что указывает его название; в рамках этой области искусство сновидения используется для составления карт непознанных аспектов осознания. Однако, поскольку развитие осознания должно практическим образом протекать на физическом плане, для извлечения практической пользы из тех сведений, что получены благодаря искусству сновидения, применяется искусство сталкинга. Не следует забывать, что практичность новых знаний кроется в их действенности и, следовательно, достоверности. Нет более верной аксиомы, чем старая поговорка: «чтобы узнать, каков пудинг, надо его попробовать».

    Те, кто читал «Возвращение Воинов», вспомнят, что искусство сталкинга считается одной из трех сфер мастерства, которыми должен овладеть каждый ученик, надеющийся стать настоящим воином. Причину того, что в данном случае повышенное внимание уделяется искусству сталкинга, а не искусству сновидения, нелегко объяснить несколькими словами, но я надеюсь, что читатель постепенно поймет это в ходе изложения этой книги. Сейчас достаточно будет сказать, что сновидение есть сновидение, и при работе с ним остается только сновидеть и добиваться все большей опытности в искусстве сновидения. Причина этого заключается в том, что сон сновидящего зафиксирован, и в сновидении невозможно сделать ничего такого, что могло бы нарушить эту фиксацию сновидящего. Таким образом, человек не в состоянии изменить свой сон — в конце концов, это и есть его глупость. Однако глупость можно контролировать, и при этом человек манипулирует содержанием сна. Контроль над своей глупостью и манипулирование содержанием сна — вот подлинные цель и значение искусства сталкинга. По этой причине сталкинг определяется как мастерство контролируемой глупости, а сталкер — как мастер контролируемой глупости.

    Мы уже говорили о том, что контроль над своей глупостью является окончательной формой разумного сотрудничества, но для того, чтобы добиться такого контроля, необходимо проснуться и осознать тот факт, что мы пребываем в ловушке сна. Такое пробуждение подразумевает трезвость — то свойство осознания, которое справедливо связывают с Востоком; это свойство возникает благодаря перепросмотру. Нет лучшего способа проснуться, чем провести перепросмотр всей своей жизни и суметь увидеть ее такой, какой она является на самом деле. Однако трезвость представляет собой и нечто большее, так как даже небольшая ее доля быстро позволяет человеку осознать, что ни он сам, ни окружающий мир не являются такими, какими человек их всегда считал. Иными словами, перепросмотр приносит только трезвость, но, благодаря возникновению трезвости, он также раскрывает человеку первый постулат сталкинга — тот факт, что мир и все, что в нем, представляют собой бесконечную загадку. После такого осознания даже относительно малоопытный ученик уже не сможет смотреть на свою жизнь, как прежде: еще не осознавая этого, такой ученик начал выслеживать себя. Однако искусства сталкинга можно добиться, только следуя указаниям силы, поскольку важно помнить, что именно сила, а не мы сами устанавливает правила. Развитие осознания представляет собой игру силы, и потому только сила вправе устанавливать правила этой игры.

    Как неизменно случается со всем, что связано с силой, эти правила обманчиво просты, но порождают безграничные следствия. С одной стороны, существует правило охоты, а с другой — игровая доска, то есть доска жизни, изображенная на рис. 3, где показаны четыре составные части сна. Эта игра представляет собой универсальную форму пасьянса за тем лишь исключением, что все четыре четверти пребывают в полной взаимозависимости и взаимодействии, а на каждый сделанный ход реагирует сила, вложенная в эту доску жизни. Если ход человека способствует развитию осознания, он получает одно очко, являющее собой меру личной силы, и это очко предоставляет человеку большую свободу выбора в следующем ходе. С другой стороны, если ход человека противодействует эволюции осознания, он теряет одно очко, и это не только уменьшает его личную силу, но и ограничивает его свободу. Целью пасьянса является избавление от всех карт, кроме одной-единственной; сходным образом, игра жизни также требует преодоления всех жизненных испытаний с целью достижения единственности, единения или, иными словами, полноты сущности.

    Чтобы играть в игру жизни, нужны деятельность и сила — эти качества связаны с Севером. Но для того, чтобы обрести силу и действовать мудро, человек должен действенно владеть сталкингом; в свою очередь, для того, чтобы освоить это искусство, ему необходимо воспользоваться правилом сталкинга, применяя любые сочетания его семи аспектов ко всему, что он делает в жизни. Именно использование правила сталкинга медленно, но уверенно приближает человека к пониманию глубокого содержания второго постулата сталкинга. Эти глубинные тонкости выводят человека непосредственно к Знаниям Драконов, которые, будучи сутью третьего кольца силы, совершенно справедливо связываются с Югом, местом силы и сновидения.

    В одной книге просто невозможно изложить все тонкости, связанные с четырьмя постулатами сталкинга, правилом сталкера и Знанием Драконов, но все три принципа переплетаются так неразрывно, что совершенно необходимо, по крайней мере, представить их как единое целое. В первой части этой книги я попытался изложить как можно больше указаний в отношении того, как лучше всего рассматривать четыре постулата сталкинга и использовать их. Хотя для избежания излишней путаницы об этом не упоминалось ранее, читатель уже, скорее всего, понял, что все учения, переданные в первом и втором томах, связаны, в первую очередь, с основополагающими концепциями первого постулата сталкинга. Сходным образом, в данной книге я до сих пор уделял первому постулату сталкинга больше внимания, чем остальным трем. Причиной этого было то, что, несмотря на взаимозависимость всех четырех постулатов, они все же следуют друг за другом, то есть каждый предшествующий дает начало последующему. Таким образом, для полного понимания всех четырех постулатов их нужно рассматривать в естественном порядке.

    Далее в данной книге мы сосредоточимся на правиле сталкера, которое относится ко второму постулату и размещается на Севере — в месте силы и действия. Поскольку второй постулат возникает из первого, теперь нам предстоит рассмотреть более глубокие аспекты перепросмотра, который становится по-настоящему доступным только при усвоении второго постулата. Хотя на протяжении этой книги мы продолжим касаться третьего и четвертого постулатов, а также Знаний Драконов, только последующие тома позволят мне подробнее рассказать об этих более глубоких учениях. В рамках настоящей книги достаточно ограничиться правилом сталкера и узнать, как сгущать туманы того, что со временем станет Знаниями Драконов, ибо без такого понимания у нас нет надежды когда-либо постичь эти Знания, не говоря уже об их практическом использовании.

    Сейчас мы не в состоянии сколько-нибудь ясно определить Знания Драконов, однако, продвинувшись до текущего уровня, вполне возможно, по меньшей мере, изучить следующее изречение, которое будет использоваться в качестве отправной точки для последующего изложения.

    НАУЧИВШИСЬ ВЫСЛЕЖИВАТЬ СОБСТВЕННЫЙ СОН И СНЫ ОКРУЖАЮЩИХ. ВОИН ПОСТИГАЕТ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ ПОЗВОЛЯЮТ ВОИНУ ПРОНИКНУТЬ В СОН ОРЛА И ПРИ ЭТОМ НАУЧИТЬСЯ СОЗДАВАТЬ ТАКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ КАКИЕ НИКОГДА ПРЕЖДЕ НЕ ВОЗНИКАЛИ ПРЕИМУЩЕСТВО ЭТОГО ДЕЙСТВИЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ. ЧТО В УСЛОВИЯХ НЕОБХОДИМОСТИ СПРАВЛЯТЬСЯ С НЕПРЕДСКАЗУЕМЫМИ ПРИЧУДАМИ СИЛЫ ВОИН ОКАЗЫВАЕТСЯ СПОСОБНЫМ СОЗДАВАТЬ КОЗЫРНЫЕ КАРТЫ КОГДА БЫ В НИХ НИ ВОЗНИКЛА ПОТРЕБНОСТЬ ТАКИМ ОБРАЗОМ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ЗНАНИЕ ИСКУССТВА СТАЛКИНГА— УМЕНИЕ ВЫБИРАТЬСЯ ИЗ ЛЮБЫХ ЛОВУШЕК

    Концепцию Знаний Драконов невозможно понять без необходимости рассмотреть реальность альтернативных миров, и в этом отношении Знания Драконов очень многое рассказывают о том мире, который называют Миром Магов. Воины Свободы уже не прибегают к древним практикам колдовства, так как эти приемы не ведут к свободе, и все же название этого мира не изменилось по той простой причине, что для этого мира оно остается самым подходящим. Мне хотелось бы отметить важный момент: хотя эта книга предназначена для читателя, который делает первые шаги в умении настраиваться на этот мир и проникать в него, следует ясно понимать, что в Мир Магов ведет несколько дверей. Все они открываются в лабиринт — в лабиринт, в котором очень легко заблудиться, так как одна иллюзия сменяется в нем другой. Существует лишь одна верная дверь — она выглядит так же, как все прочие, но ведет к самому сердцу этого мира Именно там, в центре Мира Магов, человеку открывается истина о Знании Драконов, именно там он может взглянуть на отражения точки вращения трех колец, а также на отражения Копья Предназначения и Меча Силы. Именно к этим дверям я веду читателя — к этим, а не ко всем прочим, слишком хорошо известным магам наших дней.


    Примечания:



    1

    Имя Кетцалькоатля приводится в транскрипции автора. — Прим. персе.