Загрузка...



  • 5.1. Решение Суда о защите нарушенных прав при оказании гостиничных услуг
  • 5.2. Обращение в суд за защитой нарушенных прав при оказании туристских услуг
  • 5.3. Постановление президиума Московского городского суда от 5 сентября 2002 г. об ответственности туроператора и турагенства за достоверность информации об услугах, входящих в состав реализуемого ими туристского продукта
  • 5.4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2002 г. № 59-В02пр-5 по делу о защите прав потребителя туристских услуг
  • 5.5. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 28 августа 1998 г. о распространении действия Закона РФ «О защите прав потребителей» на международные воздушные перевозки
  • 5.6. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2005 г. № 44-В05-2 по делу о защите прав потребителей
  • 5.7. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 января 2004 г. № 46-В03-19 по делу о защите прав покупателя
  • 5.8. Обращения пенсионеров в суд с иском в связи с непотуплением пенсионных денег через счета «Связь-банка»
  • 5.9. Решения арбитражных судов по искам гостторгинспекции и предпринимателей по качеству товаров и защите прав потребителей
  • 5. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

    В заключительной главе книги представлены судебные решения и определения по защите нарушенных прав граждан.

    5.1. Решение Суда о защите нарушенных прав при оказании гостиничных услуг

    РЕШЕНИЕ


    Кировского районного суда г. Екатеринбурга

    от 10 июля 2003 г.


    Кировский районный суд города Екатеринбурга, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Беляева Сергея Ивановича к закрытому акционерному обществу «Туристские гостиничные комплексы „Измайлово“ о компенсации морального вреда, установил: Беляев С.И. обратился в суд с иском к закрытому акционерному обществу „Туристские гостиничные комплексы „Измайлово“ (далее ЗАО „ТГК „Измайлово“), указав, что 21 апреля 2000 года он прибыл в командировку в город Москву, где остановился гостинице «Дельта“ и оплатил проживание за двое суток. 23 апреля 2000 года в 11 часов 40 минут он был предупрежден администратором гостиницы о том, что должен освободил гостиничный номер в 12 часов либо оплатить проживание в гостинице еще за одни сутки. О предложил администратору гостиницы произвести почасовую оплату за четыре часа, которые он собирался находиться в гостинице, в чем ему было отказано. Поэтому он был вынужден выехать из гостиницы, передвигаться по городу с багажом и брать багаж на деловые встречи, что причинило ему неудобства. Вылететь домой в Екатеринбург он должен был вечером того же дня 23 апреля. Он считает, что ему неправомерно было отказано в предоставлении гостиничной услуги, чем были нарушены его права как. потребителя. В результате он испытал моральные и нравственные страдания, понес материальные потери, вызванные оплатой багажа в общественном транспорте. Поэтому он просит признать отказ ответчика ЗАО «ТГК «Измайлово“ в предоставлении ему гостиничных услуг неправомерным и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 1000 рублей.

    Определением суда к участию в деле в качестве второго ответчика привлечен индивидуальный предприниматель. Передков В.А., выступавший туроператором, принявший у истца оплату за проживание в гостинице.

    В судебном заседании представитель истца Ермилова Н.П. подтвердила изложенные исковом заявлении обстоятельства и заявленные требования.

    Ответчик ЗАО «ТГК „Измайлово“ своего представителя в судебное заседание не направил, но представил письменный отзыв на иск, в котором иск не признал и просил рассмотреть дело в отсутствие своего представителя.

    Как указано в отзыве на иск, истец действительно зарегистрировался в гостинице «Дельта», оплатил проживание в гостинице за двое суток и должен был выехать из гостиницы 23 апреля 2000 года в соответствии с единым расчетным часом в 12 часов. Поскольку Беляев предупредил, что он будет выезжать из гостиницы вечером 23 апреля, eму было разъяснено, что в соответствии с действующими в гостинице правилами он должен произвести оплату номера за половину суток, от чего Беляев отказался и выехал из гостиницы. При этом ему было разъяснено, что он может оставить вещи в камере хранения гостиницы, от чего Беляев также отказался. В соответствии с п. 12 Правил предоставления гостиничных услуг гостинице как исполнителю предоставлено право выбора: устанавливать посуточную или почасовую оплату проживания. Индивидуальный предприниматель Передков осуществлял в то время поиск клиентов и получал с них оплату, которую передавал гостинице, а гостиничные услуги оказывались ЗАО «ТГК „Измайлово“ (л.д. 17–18, 42–44).

    Ответчик Передков В.А. в судебное заседание не явился, о времени и месте разбирательства дела извещался, истец требования к нему не предъявляет, поэтому его неявка не является препятствием к рассмотрению дела.

    Заслушав объяснения представителя истца, исследовав представленные сторонами доказательства, проверив доводы и возражения сторон, суд приходит к следующему.

    Сторонами был заключен договор на возмездное оказание гостиничных услуг, о чем заявлено сторонами и что подтверждено копиями свидетельства регистрации истца по месту пребывания в гостинице «Дельта» АО ТГК «Измайлово» и платежной квитанции (л.д. 3).

    В соответствии со ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги, а заказчик обязуется оплатить эти услуги. К такому виду договоров применимы правила о договоре бытового подряда.

    К отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным Гражданским кодексом, в соответствии с ч.2 ст.730 ГК РФ применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.

    Поскольку к возникшим правоотношениям применимы законы о защите прав потребителей, в соответствии со ст.29 Закона РФ от 07.02.1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в редакции на момент возникновения спорных правоотношений) потребитель вправе при обнаружении недостатков оказанной услуги потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками оказанной услуги.

    Статьи 14,15 данного Закона предусматривают возмещение потребителю как имущественного, так и морального вреда.

    Согласно п. 12 Правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 25.04.1997 года № 490, цена номера, а также форма его оплаты (посуточная или почасовая) устанавливаются исполнителем.

    В силу п. 13 этих Правил в случае задержки выезда потребителя после расчетного часа (после 12 часов) плата за проживание взимается в следующем порядке: не более 6 часов – почасовая оплата, от 6 до 12 часов – плата за половину суток, от 12 до 24 часов – плата за полные сутки (если нет почасовой оплаты).

    Анализ приведенных пунктов Правил приводит суд к выводу о том, что пункт 13 правил носит обязательный характер для исполнителя гостиничных услуг независимо от формы оплаты, установленной исполнителем.

    Поэтому пункт 2.6 «Правил предоставления услуг в гостинице „Гамма-Дельта“ ЗАО ТГК „Измайлово“, представленных ответчиком, в той части, что при выезде клиента с 12 до 24 часов плата взимается за половину суток, установлен незаконно и применению не подлежит (л.д. 19–23).

    Поскольку истец заявил о том, что он намеревался задержаться в гостинице после расчетного часа на четыре часа, а ответчик иного не доказал и в письменном отзыве даже не указал количество часов, на которое, по его мнению, истец намеревался задержаться в гостинице, суд считает, что истец имел право произвести почасовую оплату за дополнительные четыре часа проживания в гостинице после расчетного часа, в чем ему было неправомерно отказано ответчиком.

    Тем самым ответчик нарушил право истца на получение гостиничной услуги. В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» ответчик обязан компенсировать причиненный истцу моральный вред в размере, который определяется судом.

    То обстоятельство, что истец испытал моральный вред (душевные переживания), вследствие неправомерного отказа в предоставлении ему услуги, не требует доказывания.

    Доводы истца о том, что он был вынужден передвигаться по городу с багажом, суд не принимает, так как в исковом заявлении он не сослался на отказ ответчика поместить его вещи в камеру хранения гостиницы, не указал и не представил доказательства этого обстоятельства. В то же время ответчик представил письменные объяснения сотрудников гостиницы Чапчиковой Л.А. и Ивановой Л.А., которые суд считает возможным принять как письменное доказательство и из которых следует, что истец отказался от помещения своих вещей в камеру хранения гостиницы.

    С учетом фактических обстоятельств дела, характера нарушения прав истца, принимая во внимание требования разумности и справедливости, суд определяет размер компенсации морального вреда в сумме 500 рублей.

    На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194–198,199 ПТК РФ, суд решил: признать неправомерным отказ закрытого акционерного общества «Туристские гостиничные комплексы „Измайлово“ в предоставлении гостиничных услуг Беляеву Сергею Ивановичу и взыскать с закрытого акционерного общества „Туристские гостиничные комплексы «Измайлово“ в пользу Беляева Сергея Ивановича 500 (пятьсот) рублей 00 копеек в качестве компенсации морального вреда.

    Взыскать с закрытого акционерного общества «Туристские гостиничные комплексы „Измайлово“ в доход государства государственную пошлину в сумме 10 (десять) рублей 00 копеек.

    В иске к Передкову В. А. отказать.

    Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд через Кировский районный суд города Екатеринбурга в течение десяти дней со дня составления мотивированного решения.

    5.2. Обращение в суд за защитой нарушенных прав при оказании туристских услуг

    В январе 2006 г. судебный процесс по иску туристки к московскому агентству. Как сообщила, директор юридической компании «Визит», специализирующейся в области туризма, этот иск с полным правом можно назвать одним из наиболее типичных. Остановимся более подробно на тех аргументах, которые помогли решить дело в пользу турфирмы.

    Туристка приобрела путевку на один из массовых курортов с проживанием в отеле. По прибытии на курорт она обнаружила, что в отеле активно ведутся строительные работы: часть здания закрыта для проживания, а на территории, предназначенной для отдыха, пыль и грязь. Туристку беспокоил шум, так как стройка шла с утра до вечера. В агентстве ей об этом ничего не сказали. Но и само агентство не было во время продажи тура проинформировано туроператором о начале стройки.

    Учитывая все это, истица требовала полностью вернуть стоимость тура в качестве понесенных ею убытков, выплатить неустойку в размере 3 % от стоимости тура за каждый день просрочки в размере стоимости тура согласно ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей». Кроме того, она требовала компенсации морального вреда в размере 30 тыс. рублей, а также оплаты расходов на представителя в размере 5 тыс. рублей. Представители ответчика (турагентства) доказали, что истице уже после ее размещения в ремонтируемой гостинице предлагали переехать в другой отель с сохранением категории 5* без дополнительной оплаты. В судебное заседание были представлены документы, подтверждающие этот факт. Таким образом, судом установлено, что ответчик выполнил требование ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителей» о безвозмездном устранении недостатков оказанной услуги. В судебном заседании истица подтвердила, что услуги, которые входили в тур, а именно, качество обслуживания номеров, уровень сервиса и питания, устраивали ее полностью, нареканий не возникло. Следовательно, туристка воспользовалась предоставленной ей услугой.

    Представители турагентства также доказали, что туристка не понесла убытков, на которые она ссылается в своих исковых требованиях. Согласно ч.2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Истица же продолжила проживать в заказанном отеле, отвергнув предложения о переселении, также, не воспользовавшись собственными денежными средствами для переезда в другой отель. Соответственно, необоснованно и требование возместить понесенные ею расходы.

    Неправомерным также является ее требование о взыскании неустойки. Право потребителя на взыскание неустойки, согласно 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», возникает в случае нарушения установленных сроков оказания услуги, а в данном случае сроки оказания услуги турагентством нарушены не были.

    На основании предоставленных в судебное заседание документов суд вынес решение, согласно которому возмещению за счет турагентства подлежат моральный вред в размере 5 тыс. рублей и расходы на представителя истца в размере 1 тыс. рублей. А в денежном взыскании убытков и неустойки в размере 93700 рублей истице было отказано.

    5.3. Постановление президиума Московского городского суда от 5 сентября 2002 г. об ответственности туроператора и турагенства за достоверность информации об услугах, входящих в состав реализуемого ими туристского продукта

    А. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) «ИСлайн» компании «Рок Уолдуайд Лимитед» о расторжении заключенного между ней и указанной иностранной компанией договора от 17 февраля 2000 г., по которому ей должны были оказать услуги, связанные с предоставлением для проживания апартаментов в нескольких гостиничных клубах, расположенных на Канарских островах (Испания), в течение одной недели в одном календарном году, о взыскании уплаченных ею по этому договору 1 тыс. долларов США и 30 долларов США – за передачу данной суммы банку, а также о компенсации морального вреда в сумме 2 тыс. руб.

    В обоснование своих требований истица указала, что договор заключила через ООО «ИСлайн» под воздействием рекламного прессинга, однако в последующем выяснилось, что она не может воспользоваться предлагаемыми по этому договору туристскими услугами, в связи с чем обратилась с заявлением о расторжении договора и возврате уплаченных денежных средств, но ей необоснованно отказали.

    Заочным решением Чертановского районного суда г. Москвы от 1 июня 2001 г. договор расторгнут, с компании «Рок Уолдуайд Лимитед» в пользу А. взыскана сумма в рублях, эквивалентная 990,67 долларам США на день исполнения платежа, и компенсация морального вреда в размере 200 руб., а также госпошлина в доход государства в сумме 981 руб. 81 коп., в остальной части иска и в иске к ООО «ИСлайн» отказано.

    В кассационном порядке дело не рассматривалось.

    Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене заочного решения суда.

    Президиум Московского городского суда 5 сентября 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее.

    Судом установлено, что при заключении с А. договора на оказание упомянутых услуг были нарушены ее права на своевременное получение необходимой и достоверной информации об услугах, обеспечивающей возможность их правильного выбора. Это и явилось причиной обращения истицы с заявлением о расторжении договора и возврате уплаченных денежных средств.

    Обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) своевременно предоставить потребителю такую информацию предусмотрена в ст. 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей».

    В силу п. 1 ст. 12 этого Закона, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок расторгнуть его и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков.

    Суд эту норму, подлежащую применению при установленных обстоятельствах, не применил и уменьшил размер взыскиваемых в пользу истицы сумм, ошибочно руководствуясь ст. 32 указанного Закона, предоставляющей потребителю право расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги) в любое время с возмещением исполнителю произведенных им до получения извещения о расторжении договора расходов.

    Неправильное применение норм материального права привело к неполному возмещению убытков, причиненных истице вследствие виновных действий ответчика.

    Размер компенсации морального вреда определен судом также без учета требований закона. Истица оценила причиненный ей моральный вред в 2 тыс. рублей. В нарушение ч. 4 ст. 197 ГПК РСФСР суд не привел в решении мотивы, по которым он снизил эту сумму до 200 руб., не оценил в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ степень вины причинителя вреда и характер нравственных страданий истицы с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен вред.

    Вывод об освобождении от ответственности ООО «ИСлайн» и возложении обязанности по возврату денежных средств и компенсации морального вреда на компанию «Рок Уолдуайд Лимитед» суд мотивировал тем, что договор на оказание туристских услуг заключен с этой компанией, денежные средства по договору поступили на ее счет.

    С таким выводом согласиться нельзя, так как он не основан на нормах материального права.

    Из дела видно, что по договору от 17 февраля 2000 г. А. был реализован туристский продукт в виде прав на отдых в гостиничных клубах, расположенных на Канарских островах (Испания).

    Деятельность по реализации туристского продукта – туроператорская и турагентская – на время заключения договора могла осуществляться на территории Российской Федерации в силу ст. 5 Федерального закона от 24 августа 1995 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» на основании специального разрешения – лицензии. Данные виды деятельности подлежат лицензированию и в настоящее время (ст. 17 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в ред. от 21 марта 2002 г.).

    Лицензия на осуществление международного туризма, предоставляющая право на деятельность, связанную с оказанием услуг туроператора и турагента в этой области туризма, была выдана ООО «ИСлайн», производившему реализацию указанного туристского продукта на основании агентского соглашения с иностранной компанией «Рок Уолдуайд Лимитед».

    Эта иностранная компания не занимается предпринимательской деятельностью на территории Российской Федерации, находится за ее пределами, правом на осуществление лицензируемого вида деятельности, в рамках которой истице был реализован туристский продукт, не обладает, вследствие чего не могла осуществлять реализацию туристского продукта в Российской Федерации.

    Все действия, связанные с поиском клиента, рекламой предлагаемого туристского продукта, оформлением сделки и ее оплатой, как установлено судом, были произведены на территории Российской Федерации ООО «ИСлайн», вступившим в непосредственные отношения с потребителем. Характер взаимоотношений между данной организацией и иностранной компанией в рассматриваемом случае правового значения не имеет.

    Согласно ч. 4 ст. 9 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» при продвижении туристского продукта туроператор и турагент несут ответственность за достоверность информации о туристском продукте в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

    Обязанность своевременно предоставить потребителю такую информацию предусмотрена, как указывалось выше, и ст. 10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

    При рассмотрении дела суду следовало руководствоваться вышеназванными правовыми нормами.

    Президиум Московского городского суда заочное решение Чертановского районного суда г. Москвы отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.

    5.4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2002 г. № 59-В02пр-5 по делу о защите прав потребителя туристских услуг

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации… рассмотрела в открытом судебном заседании 14 июня 2002 г. 2001 г. по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Благовещенского городского суда от 11 января 2001, определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 21 февраля 2001 и постановление президиума Амурского областного суда от 28 мая 2001 дело по иску Залесских Александра Михайловича и Инны Николаевны к ЗАО «Интурист-Благовещенск» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

    …Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: супруги Залесские обратились в суд с иском к ЗАО «Интурист-Благовещенск» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с оказанием ненадлежащей услуги по организации поездки за границу по маршруту Москва-Барселона-Коста-Даурада-Барселона-Москва с 16 сентября по 7 октября 2000 г. В обоснование своих требований истцы указали на то, что согласно договору они должны были находиться в Испании, с 16 по 23 сентября 2000 г., а следующие 2 недели тура – путешествовать по Европе самостоятельно. Тур ими был оплачен полностью 12 сентября 2000 г. в сумме 30 340 руб.

    В день вылета из г. Москвы, назначенный фирмой «Иналекс», оформлявшей документы на поездку и состоявшей в договорных отношениях с фирмой ЗАО «Интурист-Благовещенск» по продаже туристических путевок, им по вине сотрудника фирмы «Иналекс» были переданы авиабилеты на обратный путь, в которых дата вылета была указана 23 сентября 2000 г., а не 7 октября, как было предусмотрено договором. Изменить дату вылета из Испании фирма отказалась, хотя перед вылетом из г. Благовещенска в г. Москву ответчик заверил их об удовлетворении их заявки в полном объеме.

    Из-за ненадлежащего исполнения ответчиком услуги по туристскому обслуживанию истцы не смогли надлежащим образом организовать свой отдых за границей, не смогли встретиться с родственниками, проживающими в Германии, понесли убытки, и им были причинены нравственные страдания, в связи с чем просили взыскать с ответчика в счет возмещения материального ущерба 55 760 руб. и 50 000 в счет компенсации морального вреда.

    Решением Благовещенского городского суда от 11 января 2001 требования удовлетворены. В пользу Залесского А.М. с фирмы взыскан материальный ущерб в сумме 26 192 руб. и компенсация морального вреда в сумме 1 500 руб., в пользу Залесской И.Н. – материальный ущерб в сумме 26 192 руб. и компенсация морального вреда в сумме 2000 руб.

    Определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 21 февраля 2001 года решение суда оставлено без изменения.

    Постановлением президиума Амурского областного суда от 28 мая 2001 состоявшиеся по делу решение суда и определение судебной коллегии отменены, и вынесено новое решение об отказе в иске.

    В протесте заместителя Генерального прокурора РФ поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.

    Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

    Отменяя судебные постановления и отказывая в иске, президиум Амурского областного суда пришел к выводу о том, что при разрешении возникшего спора суд должен был руководствоваться не только нормами Гражданского кодекса РФ, но и специальными законами, в частности, Федеральным законом от 24.11.96 № 132-ФЗ «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации».

    Удовлетворяя настоящий иск о взыскании убытков, связанных с нарушением договорных обязательств по обеспечению истцам отдыха за границей и компенсации морального вреда, суд исходил из положений ст. 15 ГК РФ и ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». Суд признал установленным, что обязательства по договору фирмой выполнены с существенным отступлением от его условий. Суд также указал, что для восстановления нарушенного права истцов – возможности осуществления ими двухнедельного путешествия в Германию и Францию – им необходимо будет понести расходы по оплате проезда в Москву, в Германию и Францию и обратно. Возлагая ответственность по оплате проезда на ответчика, суд сослался на то, что эта сумма для истцов является убытками, причиненными потребителю вследствие нарушения его прав на отдых за границей.

    Таким образом, при рассмотрении спора судом сделан вывод о нарушении ответчиком договорных обязательств и о существенном отступлении им от условий договора.

    Аналогичные доводы приведены и в определении суда кассационной инстанции.

    Эти выводы суда основаны на правильном толковании и применении норм материального права.

    Суд обоснованно признал право истцов на возмещение убытков, возникших вследствие нарушения ответчиком договорных обязательств.

    Из материалов дела видно, что ущерб возник из-за нарушения фирмой условий о сроках тура, выразившегося в непредставлении туристических услуг в полном объеме. При этом истцы вынуждены были согласились на поездку в Испанию, поскольку этот вылет осуществлялся не из г. Благовещенска, а из Москвы. Реализовать при этом свое право на предъявление претензии согласно пункту 3 договора они возможности не имели в силу того, что не имели на это времени до вылета в Испанию.

    Разрешая спор по существу, суд признал установленными те обстоятельства, на не исследованность которых указывает президиум, отказывая в иске.

    Между тем, суд надзорной инстанции должен исходить из признанных установленными судом первой инстанции фактических обстоятельств дела и проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассационной инстанций по имеющимся в деле материалам (ст. 327 ГПК РСФСР).

    Как следует из материалов дела и установлено судами разных инстанций, договор, заключенный истцами с фирмой, не расторгнут.

    В силу ст. 10 Федерального закона «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» ответственность по возмещению вреда наступает лишь при расторжении договора. Признавая, что договор сторонами не расторгнут, и применяя правила указанной нормы права, президиум указал, что возмещение убытков при расторжении договора осуществляется в соответствии с фактическими затратами.

    Таким образом, рассматривая дело в порядке надзора, президиум применил к спорным правоотношениям норму права, не подлежащую применению и сделал выводы, носящие противоречивый характер.

    Также не соответствует фактическим обстоятельствам суждение президиума о том, что истцы согласились на исполнение договора на новых условиях. Так, в соответствии со ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор. В рассматриваемом случае договор заключен в письменной форме (л.д. 7 и 58–62). Исходя из требований приведенной правовой нормы, для изменения договора должна быть использована письменная форма путем заключения соглашения. Однако доказательств о заключении такого соглашения в материалах дела не имеется.

    Кроме того, президиум указал, что суд не исследовал надлежащим образом условия исполнения договора. Придя к выводу о не исследованности обстоятельств спора, суд надзорной инстанции вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий.

    При рассмотрении дела судом правильно были определены юридически значимые обстоятельства по делу, в решении им дана необходимая правовая оценка. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а нормы материального права применены правильно.

    Расчет убытков, причиненных истцам, был произведен судом правильно и не оспаривался в суде представителем ответчика.

    Размер компенсации морального вреда судом определен с учетом конкретных обстоятельств дела правильно.

    При указанных обстоятельствах законных оснований для отмены решения суда первой инстанции и определения суда кассационной инстанции у президиума Амурского областного суда не имелось, в связи с чем при отмене постановления суда надзорной инстанции решение суда первой инстанции и определение суда кассационной инстанции подлежат оставлению в силе.

    На основании ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила: постановление президиума Амурского областного суда от 28 мая 2001 отменить.

    Оставить в силе решение Благовещенского городского суда от 11 января 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 21 февраля 2001 г.

    5.5. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 28 августа 1998 г. о распространении действия Закона РФ «О защите прав потребителей» на международные воздушные перевозки

    Гнутов обратился в суд с иском к авиакомпании «Сахалинские авиатрассы» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. При этом он ссылался на то, что, приобретя в кассах авиакомпании билеты, он с семьей 22 июня 1996 г. вылетел в г. Пусан, а 29 июня 1996 г., прибыв в аэропорт для обратного вылета в г. Южно-Сахалинск, узнал, что его рейс отменен. Вылететь в г. Южно-Сахалинск он смог лишь 2 июля 1996 г., но уже из г. Сеула, куда ему пришлось добираться на такси.

    По мнению Гнутова, ему причинен материальный ущерб, состоящий из стоимости не исполненной авиакомпанией услуги, неустойки, стоимости дороги от г. Пусана до г. Сеула и других транспортных расходов. Причиненный ему моральный вред истец оценил в 20 млн. руб.

    Дело неоднократно рассматривалось различными судебными инстанциями.

    Решением Южно-Сахалинского городского суда (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Сахалинского областного суда) исковые требования Гнутова удовлетворены частично: в пользу истца взыскано 2 514 716 руб. в счет возмещения имущественного ущерба, в удовлетворении остальных требований отказано.

    Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ в связи с отсутствием кворума в президиуме Сахалинского областного суда, поставил вопрос об отмене судебных постановлений в части отказа в удовлетворении иска Гнутова о возмещении морального вреда как вынесенных с неправильным применением норм материального права.

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 28 августа 1998 г. протест удовлетворила, указав следующее.

    В силу ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

    Отказывая истцу в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, суд первой инстанции ссылался на то, что такая возможность не предусмотрена ни договором, ни правилами международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов, ни Варшавской конвенцией для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г., а Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (с изменениями и дополнениями), устанавливающий такую возможность, спорные правоотношения не регулирует.

    Этот вывод представляется неверным.

    Согласно ст.9 Федерального закона от 26 января 1996 г. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей».

    Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п.2 постановления № 7 от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (с изменениями и дополнениями), к отношениям, регулируемым данным Законом, в частности, относятся отношения, вытекающие из договоров перевозки граждан, их багажа и грузов.

    Таким образом, возможность применения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» не ставится в зависимость от вида перевозки. Его действие распространяется и на международные воздушные перевозки.

    В соответствии со ст.2 упомянутого Закона нормы международного договора применяются, если они устанавливают иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены данным Законом.

    Варшавская конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г., на которую ссылался суд, устанавливает лишь некоторые правила (как следует из ее названия и содержания) и не регулирует все без исключения отношения между перевозчиком и потребителем транспортных услуг, в том числе и в части возможности компенсации морального вреда.

    Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей», предусматривающий компенсацию причиненного потребителю морального вреда, в этой части не противоречит нормам международного права, а дополняет их, устанавливая меры дополнительной правовой защиты интересов пассажиров. Действие названного Закона в части возмещения морального вреда должно распространяться на правоотношения, возникшие между сторонами по этому делу.

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ судебные решения в части отказа в удовлетворении иска о возмещении морального вреда отменила и дело в этой части направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    5.6. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2005 г. № 44-В05-2 по делу о защите прав потребителей

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 5 июля 2005 года гражданское дело по иску Р. и Р. к ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ о расторжении договора купли-продажи, взыскании убытков, неустойки и компенсации морального вреда по надзорной жалобе Р. и Р. на постановление президиума Пермского областного суда от 8 октября 2004 года, решение Свердловского районного суда г. Перми от 26 июня 2000 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда от 31 августа 2000 года, которыми оставлены без удовлетворения требования истцов о взыскании неустойки.

    Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П., объяснения истца Р., поддержавшего доводы надзорной жалобы и просившего принять новое решение по существу спора, не передавая дело для нового рассмотрения в суд первой инстанции,

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

    Р. и Р. обратились в суд с иском к ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ о расторжении договора купли-продажи, взыскании убытков, компенсации морального вреда и неустойки, ссылаясь на то, что 29 августа 1998 года приобрели в указанном магазине золотые серьги с бриллиантами, 11 сентября 1998 года одна из сережек сломалась. После проведения магазином экспертизы установлено, что причиной поломки является дефект производственного характера. Поломанная серьга была направлена предприятию изготовителю – Московскому ювелирному заводу, где она была отремонтирована, однако и после ремонта согласно заключению экспертизы на серьге имеются дефекты в виде поперечно расположенных трещин на стерженьке. Заявление о расторжении договора купли-продажи в связи с продажей некачественного товара, направленное Р. продавцу 19 апреля 1999 года, в добровольном порядке им не удовлетворено. Полагают, что продажей некачественного товара, отказом в удовлетворении требований ответчиком причинен моральный вред.

    Ответчик иск не признал.

    Решением Свердловского районного суда г. Перми от 26 июня 2000 года, заключенный 29 августа 1998 года договор купли-продажи золотых серег с бриллиантами между ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ и Р., расторгнут, в пользу Р. взыскана стоимость серег в сумме 16758 руб., расходы по экспертизе. На Р. возложена обязанность возвратить серьги ООО „Ювелирный магазин «Аметист“. В остальной части иска отказано.

    Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда от 31 августа 2000 года решение оставлено без изменения.

    Решением Свердловского районного суда г. Перми от 9 ноября 2000 года в пользу истцов с ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ взыскана компенсация морального вреда в сумме 1000 рублей.

    Постановлением президиума Пермского областного суда от 8 октября 2004 года состоявшиеся по делу судебные постановления оставлены без изменения.

    В надзорной жалобе Р. и Р. просят судебные постановления в части отказа в иске о взыскании неустойки отменить, указывая на существенное нарушение судебными инстанциями норм материального права.

    Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 июня 2005 года дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению.

    В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

    При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального права допущено судом первой, второй и надзорной инстанции.

    В соответствии с п.п. 1, 3 ст. 503 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 1 ст. 18 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» покупатель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребовать: замены недоброкачественного товара товаром надлежащего качества; соразмерного уменьшения покупной цены; незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара; возмещения расходов на устранение недостатков товара; расторжения договора купли-продажи.

    Согласно ст. 22 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара, возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или третьим лицом, а также о возмещении убытков, причиненных потребителю расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества изготовителю), подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

    Статьей 23 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель) или организация, выполняющая функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, допустившие такие нарушения, уплачивают потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере 1 % цены товара.

    Цена товара определяется исходя из его цены, существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, в день добровольного удовлетворения такого требования или в день вынесения судебного решения, если требование добровольно удовлетворено не было.

    Судом установлено, что 29 августа 1998 года Р. со своим супругом Р. приобрела для себя в ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ золотые сережки с бриллиантами стоимостью 5070 руб. В последующем в одной из сережек выявился дефект производственного характера, т. е. они не соответствовали требованиям, предъявляемым к качеству ювелирных изделий, что подтверждается заключением экспертизы. На заводе-изготовителе сережка была подвергнута ремонту, и на стерженьке данной сережки имеются повреждения в виде двух поперечно расположенных трещин. Истцы, выявив повреждения на отремонтированной сережке в виде трещин, обратились 16 апреля 1999 года к продавцу с заявлением о наличии на сережке дефектов и с просьбой о проведении экспертизы, а 19 апреля 1999 года с заявлением о расторжении на основании ст. 18 Закона РФ „О защите прав потребителей“ договора купли-продажи и полного возмещения убытков, причиненных вследствие продажи товара ненадлежащего качества, исходя из цены товара на день оплаты или с учетом инфляции.

    В добровольном порядке требования Р. и Р. магазином не были удовлетворены. 18 мая 1999 года ими подано исковое заявление в суд к магазину о расторжении договора купли-продажи сережек с требованием возмещения их стоимости с учетом индексации цены на день вынесения решения судом, компенсации морального вреда, 23 января 2000 года истцами заявлено требование о взыскании с продавца неустойки.

    Отказывая в удовлетворении исковых требований Р. и Р. о взыскании неустойки, предусмотренной ст. 23 названного Закона, суд мотивировал данное решение тем, что эти требования не основаны на законе.

    С таким выводом суда согласилась и кассационная инстанция, указав, что в добровольном порядке договор купли-продажи сторонами не расторгнут, решение о расторжении договора принято судом, серьги продолжают находиться у истцов, поэтому суд обоснованно признал не соответствующими закону требования истцов о взыскании неустойки по ст. 23 Закона РФ «О защите прав потребителей».

    Оставляя решение суда первой инстанции и кассационное определение без изменения, президиум Пермского областного суда также исходил из того, что при расторжении договора купли-продажи в судебном порядке в связи с отказом продавца от добровольного расторжения договора ответственность продавца в виде уплаты неустойки за просрочку расторжения договора Законом РФ «О защите прав потребителей» не предусмотрена, оснований для взыскания неустойки наряду с убытками у суда при расторжении договора не было. При этом суд надзорной инстанции, давая толкование п. 1 ст. 18 и п. 1 ст. 23 Закона РФ «О защите прав потребителей», пришел к выводу, что повышенная ответственность продавца в случае продажи товара ненадлежащего качества заключается в возмещении убытков потребителю в виде взыскания стоимости товара, определяемой при рассмотрении спора судом на момент вынесения решения. Такие убытки и были взысканы решением суда в пользу истицы.

    Однако Судебная коллегия не может согласиться с выводом судебных инстанций об отсутствии у истцов права на взыскание неустойки за просрочку исполнения ответчиком их требования о расторжении договора купли-продажи, поскольку он противоречит нормам материального права, а именно положениям статей 22, 23 Закона РФ «О защите прав потребителей». В силу названных статейтребование потребителя о возмещении убытков, причиненных ему расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества) подлежит удовлетворению продавцом в течение 10 дней с момента его предъявления (ст. 22), а за нарушение установленного срока удовлетворения данного требования потребителя законом предусмотрена неустойка (ст. 23) в размере одного процента от цены товара за каждый день просрочки.

    В данном случае к убыткам истцов, исходя из содержания п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ, следует отнести уплаченную ими денежную сумму за некачественный товар, расходы по оплате экспертиз. Требование о расторжении договора купли-продажи и полном возмещении убытков, причиненных возвратом товара ненадлежащего качества, к продавцу истцами было заявлено, однако в добровольном порядке и в установленные законом сроки им не удовлетворено. В связи с этим нарушением закона продавец, обязан уплатить потребителю за каждый день просрочки установленную ст. 23 Закона РФ «О защите прав потребителя» неустойку.

    Согласно п. 2, 5 ст. 13 названного Закона убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом, а требования потребителя об уплате неустойки подлежат удовлетворению продавцом в добровольном порядке. Таким образом, уплата продавцом неустойки за нарушение прав потребителя является по смыслу закона самостоятельной мерой гражданско-правовой ответственности

    Однако судом первой и второй инстанции не были учтены положения названных норм Закона РФ «О защите прав потребителя», а суд надзорной инстанции дал им неправильное толкование, вследствие чего не были удовлетворены основанные на законе требования истцов о взыскании с ответчика неустойки за просрочку удовлетворения их правомерных требований о расторжении договора купли-продажи и возмещении убытков.

    При таких обстоятельствах, состоявшиеся по делу судебные постановления в части разрешения спора о взыскании неустойки Судебная коллегия признает незаконными и подлежащими в этой части отмене.

    Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, договор купли-продажи сережек расторгнут решением суда, их розничная стоимость взыскана с ответчика и не оспаривается заявителями, расходы по экспертизе и компенсация морального вреда взысканы, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления в части разрешения спора о неустойке принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об удовлетворении требований истцов о взыскании с ответчика неустойки, поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении и токовании норм материального права.

    Размер, подлежащей взысканию неустойки в соответствии со статьей 23 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» составляет один процент от цены товара в день вынесения судебного решения о расторжении договора (16758 руб.), просрочка в ее уплате исчисляется с 30 апреля 1999 года по день вынесения определения Судебной коллегией. Однако, учитывая, что взыскание неустойки в полном размере явно несоразмерно последствиям нарушения обязательства, а также принимая во внимание степень выполнения обязательства должником, требования разумности и справедливости и конкретные обстоятельства настоящего дела, Судебная коллегия считает необходимым применить к отношениям сторон ст. 333 Гражданского кодекса РФ и определяет размер подлежащей удержанию с ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ в пользу истцов неустойки в сумме 300 000 (триста тысяч) рублей.

    Руководствуясь статьями 387 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила: постановление президиума Пермского областного суда от 8 октября 2004 года, решение Свердловского районного суда г. Перми от 26 июня 2000 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда от 31 августа 2000 года в части разрешения спора о взыскании неустойки отменить и вынести новое решение, которым взыскать с ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ неустойку в пользу Р. и Р. в сумме 300 000 (триста тысяч) рублей.

    Взыскать с ООО «Ювелирный магазин „Аметист“ государственную пошлину в сумме 4600 рублей.

    5.7. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 января 2004 г. № 46-В03-19 по делу о защите прав покупателя

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании 16 января 2004 г. по надзорной жалобе Ш. на определение президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. дело по иску дело по иску Ш. к ОАО «АвтоВАЗ» о замене автомобиля, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

    Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

    Ш. обратилась в суд с иском к ОАО «АвтоВАЗ», в котором просила обязать ответчика принять автомобиль, выплатить его рыночную стоимость, неустойку и компенсацию морального вреда, ссылаясь на то, что 19 июня 2001 г. она приобрела автомобиль ВАЗ-21103. В процессе эксплуатации автомобиля были обнаружены дефекты, и истицей в адрес ОАО «АвтоВАЗ» была направлена претензия с требованием о принятии автомобиля, выплате его рыночной стоимости и возмещении убытков. В удовлетворении претензии истице было отказано, в связи с чем она обратилась в суд. Впоследствии Ш. изменила исковые требования, просила заменить автомобиль, выплатить неустойку в сумме 208800 руб., компенсацию морального вреда – 5000 руб. и расходы, связанные с проведением экспертизы, в сумме 1600 руб.

    Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 20 декабря 2002 г. иск удовлетворен частично: ОАО «АвтоВАЗ» обязано заменить Ш. автомобиль ВАЗ-21103 на новый автомобиль аналогичной марки, с ответчика в пользу истицы взыскана неустойка – 33000 руб., расходы на экспертизу – 1600 руб. и компенсация морального вреда – 1000 руб.

    В кассационном порядке дело не рассматривалось.

    Определением президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. решение суда было отменено в части взыскания с ответчика в пользу истицы неустойки и компенсации морального вреда, в удовлетворении этой части иска было отказано.

    В надзорной жалобе Ш. просит отменить определение президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. и оставить в силе решение Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г.

    Определением Судьи Верховного Суда РФ от 8 сентября 2003 г. дело было истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 16 декабря 2003 г. передано на рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

    Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу Шаймардановой Р.К. подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

    В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

    Президиум Самарского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции в части, указал на то, что согласно п.3 ст.18 Закона РФ от 7.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» в случае продажи товара ненадлежащего качества потребитель вправе предъявить требования о безвозмездном устранении недостатков или замены на товар аналогичной марки, а вместо предъявления этих требований возвратить изготовителю товар ненадлежащего качества и потребовать возврата уплаченной за него суммы, в связи с чем оснований для взыскания неустойки и компенсации морального вреда в пользу Ш., которая не была лишена возможности эксплуатировать автомобиль, не имеется.

    Эти выводы суда надзорной инстанции не соответствуют нормам материального права.

    Факт выпуска ответчиком и продажи автомобиля ненадлежащего качества истице при рассмотрении дела в суде первой инстанции был подтвержден документально и никем не оспаривался.

    В соответствии со ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

    Суд первой инстанции в решении правильно указал на то, что моральный вред истице причинен в результате изготовления ответчиком технически сложного, опасного в эксплуатации, дорогостоящего, но некачественного товара. Кроме того, ответчик длительное время уклонялся от удовлетворения законных требований потребителя во внесудебном порядке, что также правильно истолковано судом как обстоятельство, подтверждающее факт причинения истице по вине ответчика морального вреда.

    Вывод суда надзорной инстанции об отсутствии вины изготовителя некачественного автомобиля не соответствует материалам дела и основан на неверном толковании и применении норм материального права.

    Не является основанием для отмены решения суда и то обстоятельство, что спорный автомобиль находился во владении истице в тот период времени, за который судом была определена сумма неустойки.

    Согласно статье 22 Закона РФ «О защите прав потребителей» требования потребителя, в частности, о возмещении убытков, причиненных расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества изготовителю), подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

    В соответствии со ст.23 указанного Закона за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 Закона сроков, продавец (изготовитель) или организация, выполняющая функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, допустившие такие нарушения, уплачивают потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

    Эти нормы материального права судом первой инстанции были применены правильно, в связи с чем оснований для отмены решения в этой части в порядке надзора у президиума Самарского областного суда не было.

    На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.380, 384, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила: определение президиума Самарского областного суда от 17 июля 2003 г. отменить; оставить в силе решение Автозаводского районного суда г. Тольятти от 20 декабря 2002 г.

    5.8. Обращения пенсионеров в суд с иском в связи с непотуплением пенсионных денег через счета «Связь-банка»

    «Связь-банк» 11 февраля 2006 г. проиграл Обществу защиты прав потребителей «Общественный контроль» иск на сумму 30 миллионов рублей. 7 февраля 2006 г. Федеральный Арбитражный суд Московского округа отклонил кассационную жалобу ОАО «Связь-банк», оставив в силе решение Девятого Апелляционного арбитражного суда об отказе во взыскании 30 миллионов рублей репутационного вреда с Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» в пользу ОАО «Связь-банк». В начале 2005 года в адрес «Общественного контроля» начали поступать обращения пенсионеров из различных регионов России обеспокоенных задержками в выплате почтовых переводов и пенсий, получаемых через отделения ФГУП «Почта России». Причем в некоторых случаях граждане, обратившись на почту, получали ответ, что задержка происходит не по вине самой почты, а в связи с не поступлением пенсионных денег через счета «Связь-банка». Проведя собственное расследование, «Общественный контроль» установил, что некогда находившийся под государственным контролем и задействованный в схемах выплаты пенсий и почтовых переводов банк странным образом сменил владельца с государства на некое ОАО «РТК-лизинг» но, тем не менее, продолжает в ряде регионов обслуживать пенсионные счета. 10 марта 2005 г. В арбитражный суд был подан иск с требованием частичного запрета деятельности «Общественного контроля» и взыскания с общественной организации 30 миллионов рублей репутационного вреда. 25 июля 2005 г. последовало решение Арбитражного суда Москвы вынесенное в отсутствие ответчика заочно в пользу «Связь-банка». В нем суд частично удовлетворил исковые требования «Связь-банка», причем о рассмотрении данного дела Арбитражным судом и вынесенном решении ответчик. «Общественный контроль» был вынужден доказывать свою правоту, обратившись в апелляционную инстанцию, и ему это полностью удалось. 27 октября 2005 г., рассмотрев материалы дела и представленные сторонами доказательства, Девятый апелляционный арбитражный суд вынес решение о полном отказе в удовлетворении исковых требований ОАО «Связь-банк» к МОО Обществу защиты прав потребителей «Общественный контроль» и прекращении судебного разбирательства по данному делу. Решение суда вступило в силу с момента оглашения. Кассационная инстанция также отклонила жалобу «Связь-банка». «Общественный контроль» полностью удовлетворен решением суда и тем, что после его обращения задержки выплаты пенсий и почтовых переводов прекратились и пенсионеры в регионах РФ стали получать положенную пенсию вовремя.

    5.9. Решения арбитражных судов по искам гостторгинспекции и предпринимателей по качеству товаров и защите прав потребителей

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ


    Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа

    от 17 мая 2004 г. по делу № А66-101-04


    Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев 11 мая 2004 г. в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Тверской области на решение Арбитражного суда Тверской области от 04.02.04 по делу № А66-101-04… установил: предприниматель Бакланова Татьяна Владимировна обратилась в Арбитражный суд Тверской области с заявлением о признании недействительным постановления Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Тверской области (далее – госторгинспекция) от 23.12.03 № 2707 по делу об административном правонарушении.

    Решением суда от 04 февраля 2004 г. заявление Баклановой Т.В. удовлетворено.

    В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

    В кассационной жалобе госторгинспекция просит отменить решение суда от 04.02.04 и отказать в удовлетворении заявления предпринимателя. По мнению подателя жалобы, предприниматель правомерно привлечен к административной ответственности.

    Дело рассмотрено без участия представителей сторон, надлежащим образом уведомленных о времени и месте судебного заседания.

    Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

    Инспектором милиции проведена проверка принадлежащего предпринимателю торгового объекта. В ходе проверки установлено, что предприниматель Бакланова Т.В. осуществляла продажу товаров с нарушением Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. № 55.

    По результатам проверки в отношении предпринимателя составлен протокол об административном правонарушении от 01.12.03 № 303910, а постановлением госторгинспекции от 23.12.03 № 2707 Бакланова Т.В. привлечена к административной ответственности на основании статьи 14.15 КоАП РФ.

    Суд, исследовав доказательства и оценив их, пришел к выводу, что госторгинспекция не доказала событие административного правонарушения, поскольку сотрудник милиции получил доказательства с нарушением статьи 27.8 КоАП РФ – протокол осмотра принадлежащих предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов составлен без участия надлежащего представителя предпринимателя и понятых. Между тем согласно части 2 статьи 27.8 КоАП РФ указанное процессуальное действие осуществляется в присутствии предпринимателя или его представителя и двух понятых.

    Утверждение госторгинспекции, что протокол осмотра подписан продавцом, который в силу статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации является представителем предпринимателя, является ошибочным, поскольку продавец в силу закона является представителем предпринимателя только перед покупателями. Доказательств его полномочий по представлению интересов предпринимателя в связи с возбуждением данного административного дела госторгинспекция суду не представила. Из материалов дела видно, что осмотр совершен в присутствии продавца и без понятых. В связи с несоблюдением в ходе сбора доказательств положений статьи 27.8 КоАП РФ суд правомерно не признал протокол осмотра допустимым доказательством в силу статьи 1.6 КоАП РФ.

    Поскольку событие правонарушения не доказано, правовые основания для отмены решения арбитражного суда о признании незаконным постановления госторгинспекции отсутствуют.

    Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: решение Арбитражного суда Тверской области от 04 февраля 2004 г. по делу № А66-101-04 оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Тверской области – без удовлетворения.


    РЕШЕНИЕ


    Арбитражного суда Новгородской области

    от 22 марта 2000 г. по делу № А-44-153/00-С10


    Арбитражный суд, рассмотрев в судебном заседании дело по иску Управления госторгинспекции по Новгородской области к предпринимателю Гращенковой (Калошиной) С.В. о признании действий противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и прекращении этих действий, установил: истец просит признать действия ответчика противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и прекратить эти действия, мотивируя тем, что при проверках розничного торгового предприятия, находящегося в г. Великом Новгороде, по ул. Новолучанская, 26 и принадлежащего ответчику выявлены многочисленные и грубые нарушения Закона РФ «О защите прав потребителей», действующих правил продажи отдельных видов товаров, требований стандартов и безопасности.

    Нарушения заключались в реализации товаров, не соответствующих требованиям стандартов в части маркировки, с истекшими сроками годности. Товары не сопровождались документами по безопасности. Законные требования Госторгинспекции ответчиком не выполняются.

    3 августа 1999 года у ответчика изъят патент на право торговли в магазине «Хозтовары» до устранения недостатков, однако ответчик продолжает заниматься торговой деятельностью.

    В судебном заседании истец поддержал требования.

    Ответчик в суд не явился, о времени дела извещен надлежаще.

    Суд, выслушав пояснения истца, исследовав материалы дела, полагает иск подлежащим удовлетворению.

    В судебном заседании установлено, что истец в соответствии со ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребителей» правомерно обратился в суд с такими исковыми требованиями.

    Факт противоправности действий ответчика нашел полное подтверждение в судебном заседании. Ответчик в суд не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих о нарушении его прав.

    На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 124–127, 134 АПК РФ, арбитражный суд решил:

    1. Признать действия предпринимателя Гращенковой (Калошиной) Светланы Владимировны противоправными в отношении неопределенного круга потребителей по реализации товаров, не соответствующих требованиям стандартов в части маркировки, с истекшими сроками годности, а также неисполнения законных требований работников госторгинспекции.

    2. Предпринимателю Гращенковой (Калошиной) Светлане Владимировне прекратить эти действия.

    3. Обязать предпринимателя Гращенкову (Калошину) Светлану Владимировну до 25 апреля текущего года опубликовать в газете «Новгород» решение суда.

    4. Взыскать с предпринимателя Гращенковой (Калошиной) Светланы Владимировны в бюджет Российской Федерации госпошлину 834 руб. 90 коп.


    РЕШЕНИЕ


    Арбитражного суда Республики Хакасия

    От 27 марта 200 г. по делу № А74-436/00-К2


    Арбитражный суд Республики Хакасия рассмотрел в судебном заседании дело по иску гражданина-предпринимателя Иноземцевой Натальи Васильевны, город Черногорск, к Управлению Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Республике Хакасия, город Абакан, о признании недействительным постановления № 001214 от 08.09.98 г. и о взыскании убытков в сумме 70 рублей.

    Гражданин-предприниматель Иноземцева Наталья Васильевна обратилась в арбитражный суд с жалобой на действия Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Республике Хакасия, в которой просит суд освободить ее от штрафа, наложенного постановлением № 001214 от 08.09.98 г. и взыскать с ответчика убытки в сумме 70 рублей.

    В судебном заседании истец уточнил исковые требования и просит суд признать недействительным постановление № 001214 от 08.09.98 г., принятое руководителем Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Республике Хакасия, а также взыскать убытки в сумме 70 рублей за оказанные адвокатом услуги.

    Представитель ответчика в отзыве на иск и в судебном заседании исковые требования не признал по следующим основаниям:

    – В результате проверки установлено нарушение – реализация алкогольных напитков без республиканских идентификационных марок.

    – Наличие идентификационных марок в торговой точке не является основанием для освобождения от административной ответственности, так как при продаже марка должна быть наклеена на бутылку.

    – На предпринимателя штраф наложен на основании постановления Президиума Правительства Республики Хакасия и Президиума Верховного Суда Республики Хакасия от 06.01.98 г. № 10/1, положения которого действовали на момент проведения проверки и до настоящего времени в установленном порядке не отменены.

    В судебном заседании 22 марта 2000 г. в соответствии со ст. 117 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации объявлялся перерыв до 27 марта 2000 г.

    Арбитражный суд, выслушав пояснения представителей сторон, исследовав материалы дела, установил следующее.

    Ответчик в соответствии с правом, предоставленным ему Положением о государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей, утвержденным Постановлением Совета Министров Российской Федерации № 501 от 27 мая 1993 г., провел проверку киоска, принадлежащего предпринимателю Иноземцевой Н.В.

    В ходе проверки выявлено нарушение, допущенное истцом в области торговли – реализации «Советского шампанского» без республиканских идентификационных марок.

    Результаты проверки нашли отражение в акте № 000726 от 04 сентября 1998 г., вместе с протоколом об административном нарушении от 8 сентября 1998 г., послужившим основанием для применения административной ответственности в соответствии с постановлением № 001214 от 8 сентября 1998 г.

    Названным ненормативным актом истцу установлен штраф в размере 50 минимальных установленных законом месячных оплат труда в сумме 4174р. 50к.

    Арбитражный суд, оценив доводы сторон, пришел к выводу, что требование истца о признании недействительным постановления № 001214 от 08 сентября 1998 г. подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

    Истцу вменяется продажа алкогольной продукции – “Советского шампанского” без республиканских идентификационных марок в нарушение совместного Постановления Президиумов Правительства Республики Хакасия и Верховного Совета Республики Хакасия № 10/1 от 6 января 1998 г. с привлечением к административной ответственности в виде штрафа в размере 50 минимальных установленных законом месячных оплат труда.

    Арбитражный суд считает, что вышеуказанным постановлением установлена дополнительная административная ответственность за нарушения в области торговли алкогольной продукцией, не регулируемая Кодексом об административных правонарушениях, что не входит в компетенцию субъекта федерации в соответствии со статьями 4,5 Кодекса об административных правонарушениях РСФСР.

    Кроме того, хотя государственное регулирование производства и оборота алкогольной продукции является предметом совместного ведения Российской Федерации и субъектов, тем не менее налогообложение и маркировка алкогольной продукции регулируется законодательными актами Российской Федерации в соответствии со ст. 13 Федерального Закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ (ред. 10 января 1997 г.) «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции», в том числе Постановлением Правительства РФ от 03 августа 1996 г. № 938 (ред. 27 декабря 1997 г. № 1628).

    На момент проверки в российском законодательстве отсутствовало требование о дополнительной маркировке алкогольной продукции при ее розничной продаже и, соответственно, административная ответственность за несоблюдение данного требования, в связи с чем истец безосновательно привлечен к ответственности.

    Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика убытков в сумме 70 рублей за оказанные адвокатом услуги. В качестве доказательства понесенных убытков истцом представлена копия квитанции № 74, из которой следует, что Иноземцева заплатила 15 сентября 1998 г. предпринимателю Ермолину П.К. 70 рублей за составленные жалобы.

    В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

    Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также недополученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

    Для взыскания понесенных убытков истец в соответствии со ст. 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен представить доказательства, подтверждающие необоснованность взимания административного штрафа, причиненную связь между понесенными убытками и действиями ответчика, размер убытков, возникающих у истца в связи с необоснованными действиями ответчика.

    Из представленной предпринимателем Иноземцевой Н.В. квитанции не усматривается по какому конкретно вопросу составлялась жалоба, иных документов, подтверждающих понесенные истцом убытки, суду не представлено. Следовательно, истцом не доказано наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями ответчика. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения требования истца о взыскании убытков в сумме 70 рублей не имеется.

    Государственная пошлина по настоящему спору составляет 100 рублей 19 копеек и подлежит взысканию в доход федерального бюджета Российской Федерации со сторон пропорционально размеру удовлетворенных требований:

    с истца – 83 рубля 49 копеек, с ответчика – 16 рублей 70 копеек.

    Однако, принимая во внимание, что в силу положений подп.6 п.3 ст.5 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине» ответчик освобожден от уплаты госпошлины, взыскание госпошлины с Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Республике Хакасия не производить.

    Истцом заявлено ходатайство об уменьшении размера госпошлины, подлежащей взысканию, поскольку у истца на иждивении находится дочь, дополнительных доходов истец не имеет. В обоснование заявленных доводов истцом представлены:

    – Справка № 419 от 23.03.2000 г., выданная Инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Черногорску, свидетельствующая о том, что облагаемый доход Иноземцевой Н.В. за период с 01.01.99 г. по 30.06.99 г. составил 4477,29 рублей.

    – Свидетельство о рождении дочери – Иноземцевой Валентины Васильевны;

    – Справка муниципального унитарного предприятия “Фитинг” от 24.03.2000 г. о том, что в городе Черногорске по ул. Космонавтов, 8-45 зарегистрированы Иноземцева Н.В. и ее дочь Иноземцева В.В.

    В соответствии с пунктом 3 статьи 91 АПК РФ и пунктом 3 статьи 5 Закона РФ «О государственной пошлине» арбитражный суд исходя из имущественного положения истца удовлетворяет ходатайство последнего и уменьшает размер госпошлины до 16 рублей 70 копеек.

    Поскольку при подаче искового заявления истцом по квитанциям от 15 сентября 1998 г. и от 22 марта 2000 г. уплачена госпошлина в общей сумме 16,7 рублей, то госпошлина с истца взысканию не подлежит.

    В соответствии со статьей 134 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлена резолютивная часть решения.

    Руководствуясь статьями 95, 124–128, 132 Арбитражного процессуального Кодекса, арбитражный суд решил:

    1. Исковые требования удовлетворить. Признать недействительным постановление Управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей по Республике Хакасия № 001214 от 8 сентября 1998 года. В остальной части в иске отказать.

    2. Настоящее решение может быть обжаловано в аппеляционную инстанцию Арбитражного суда Республики Хакасия в течение месяца со дня принятия или путем подачи кассационной жалобы в Федеральный Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение месяца после вступления решения в законную силу.